Авторизация:
Логин:
Пароль:
  



АНОНС
ГДЕ ПРОИЗВОДСТВО, ТАМ И НАУКА
На Ставровском карьере по добыче щебня, расположенном в Калужской области, планируется организовать работу научно-исследовательских коллективов. Руководство карьера стремится предложить им...



ОБЗОР
СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКОГО ПРЕДПРИЯТИЯ В УСЛОВИЯХ КОНКУРЕНЦИИ
Рассмотрены проблемы развития российских металлургических предприятий, а также состояние сталелитейной промышленности в мире. Отмечается, что в условиях рынка и жесткой конкуренции...
МИРОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ К ПЕРЕХОДУ НА СЖИЖЕННЫЙ ГАЗ
Показано состояние в мире с производством и потреблением сжиженного газа в настоящее время. Приведена динамика изменения производства его объемов за последние годы. Перечислены...

ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

 

КОРПУС ГОРНЫХ ИНЖЕНЕРОВ: КАКИМ ДОЛЖНО СТАТЬ ГОРНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ?



  • Основные направления реформирования
  • Принципиальные отличия образовательных технологий корпуса горных инженеров от традиционных
  • Негативный опыт советско-российского образования
  • Приоритет качественного образования – гарантия успеха проекта создания Корпуса горных инженеров
  • Разноуровневое обучение
  • Среднее техническое горное образование
  • Горный бакалавриат
  • Горная магистратура
  • Преемственность и согласованность образовательных программ
  • Гуманитарное образование для горного инженера
  • Перепроизводство инженеров опасно для экономики страны
  • Вместо лекций – собеседования, защита проектов, коллоквиумы, лабораторные работы (лучше меньше, да лучше)
  • Систематизация и убедительность «Основ горного дела»
  • История горного дела
  • Горный университет будущего: непрерывное послевузовское образование
  • Технологическая культураи образование
  • Образование, воспитывающее трудолюбие
  • Нарратив
  • Патронат Корпуса над учащимся, инженером, пенсионером
  • Изобретатели-самоучки
  • Обязанность посещать все занятия
  • Может ли один человек предлагать реформы образования всему обществу?


Год: 2012
Авторы: Л.Х. Гитис
Общество заинтересовано в том, чтобы каждый гражданин получил некоторый минимум образования и культуры. А вот горный инженер, в соответствии с историческими российскими традициями, обязан быть высокообразованным специалистом и творческим человеком.
 

* * *

Образовательный комплекс Корпуса горных инженеров должен стать жемчужиной в отраслевых структурах обеспечения жизнедеятельности.

 

 Фундаментальные цели
реформирования горного образования





 



 

Кадры решают все, а не кобылы и машины.

                                                                     И.В. Сталин

 

Горные учебные заведения и технопарки должны и могут стать основой проекта создания Корпуса горных инженеров. При этом их цель – не только в подготовке качественных специалистов для отрасли, но и в объединении наиболее ценных ученых и инженеров в университетах, колледжах и технопарках. Несомненно, наиболее квалифицированные кадры сегодня находятся в горных университетах и НИИ, поэтому центр инженерных реформ имеет смысл перенести в вузы. Но со временем профессуре придется поделиться с горными инженерами не только знаниями, но и активными действиями в деле модернизации отрасли. Таким образом, эффективный инженер станет основой процветания экономики горных отраслей. А без хорошего образования этой задачи решить не удастся.
Одной из главных задач модернизации горного образования является его интенсификация, дифференциация и отказ от изучения малопригодных для практического использования знаний. Остановимся на общих для специалистов направлениях, которые могли бы послужить чем-то вроде пропуска в инженерное сообщество. Не буду акцентировать внимание на подготовке «штучных» инженеров, ведь дело это индивидуальное, полностью зависящее от личных качеств педагогов и студентов. Выйти здесь на единый методический уровень и стандартный объем полезной информации пока вряд ли удастся из-за нехватки педагогов и ученых нужной квалификации.
Очевидно, для горного инженера необходимо знание современных технологий, оборудования, материалов. Но общие знания должны быть дополнены представлениями о тенденциях развития технико-технологических моделей, исследованиях, зарубежных технических разработках. Так что справочниками здесь не отделаешься. Грамотный инженер должен быть функционально образован, т.е. должен понимать смысл сказанного и написанного в учебниках, инструкциях, методических указаниях, а это обеспечит ему понимание еще и чужих идей. Благодаря этим навыкам у инженера появится возможность ориентироваться в информационном пространстве, производстве и экономике.
Хорошее образование потребует знания двух и более иностранных языков, постоянных выездов за границу, общения с иностранными специалистами, чтения специальной литературы. При изучении истории, философии, социологии необходимо будет отказаться от схоластики, демагогии, догматики и дидактики, а из этого следует, что кафедры гуманитарной направленности придется практически полностью менять. Постепенно будут меняться и программы изучения физики, математики, химии, статистики, биологии и других фундаментальных естественных наук. Это необходимо сделать для приближения классических дисциплин к современным требованиям практики.
Часть инженеров нужно готовить к управленческой деятельности, работе в коллективах горняков, научных работников и т.д. Здесь не обойтись без знания основ психологии, социологии, этики, юриспруденции, экономики. Они должны научиться поддерживать дисциплину и культуру производства, отстаивать свои позиции, воспринимать чужие мысли, иметь широкий кругозор и вкус к инновационным действиям. И это еще не все. По ходу обсуждения содержания обучения в Корпусе выявятся и другие необходимые знания, отсутствующие в стандартном списке учебных дисциплин. Только их набор для разных учащихся не будет полностью совпадать. Никаких универсальных знаний для горных инженеров не существует. Чтобы не выглядеть утопистами, окончательные решения оставим для обсуждения.
Хорошее образование и высокая культура противоречат интересам общества потребления, потому что отрицательно сказываются на покупательной способности граждан. Образованные люди меньше покупают автомобили и телевизоры, а такой товар, как умные книги, имеет низкую доходность. Сможет ли образовательная система Корпуса изменить систему общественных ценностей?

 

Основные направления реформирования

1.   Образовательная система Корпуса должна стать экспериментальной площадкой для подготовки научно-технических специалистов высокого качества, способных решать задачи модернизации производства и общественных отношений. Образовательная модель должна быть готова к распространению.
2.   Горное образование требует ранней профориентации. Если отложить выбор профессии до поступления в вуз или техникум, горному делу достанутся не лучшие молодые люди. Наиболее способные уйдут в экономисты, дипломаты, юристы, врачи и т.д. Известно, что горное дело - это не только специальность, но и специфический образ жизни, где главное место занимает профессия. Увлечение минералогией, изобретательством, фантастическим миром подземных исследований формирует особую среду, которая, кроме профессии, может дать и семейное счастье, и радость общения в профессионально однородной среде. Поэтому раннее профориентирование имеет существенное значение для повышения качества инженерного Корпуса.
3.   Особое значение будет иметь индивидуальная подготовка элитных и «штучных» (наиболее ценных) инженеров и ученых. Это зона поиска в малоизученной среде.
4.  Из общего состава учащихся полезно выделить тех, кто собирается стать горным инженером. Во избежание профанации высокого звания инженера количество таких студентов следует сократить и привести в соответствие со способностями претендентов и потребностями отрасли.
5.   Образовательный комплекс Корпуса должен состоять из университета, техникумов, колледжей, школ, послевузовского отделения. Все образовательные учреждения должны работать в едином методическом пространстве при последовательном взаимодействии учебных планов и программ.
6.   Особое внимание при реализации образовательных проектов Корпуса придется обратить на обучение и поддержание необходимого уровня знаний преподавательского состава.
7.   Образовательный комплекс Корпуса будет иметь два контура: первый должен строиться для получения профильного образования теми, кто будет принят на конкурсной основе из числа претендентов, живущих вне поселений Корпуса. Второй ¾ для детей сотрудников соответствующего поселения, они будут получать образование по месту жительства на общих основаниях.
8.  Организация качественного образования потребует отказа от бюджетного финансирования, государственных нормативов и будет проходить под контролем горных специалистов высшей квалификации.
9.   Наряду с индивидуальной системой подготовки «штучных» инженеров и ученых полезно организовать массовый бакалавриат для обучения студентов по общим программам хорошо образованного специалиста. Это было бы полезно для заполнения вакансий на производстве и в инфраструктурной сфере, где не требуются особые инженерные качества.
 

Принципиальные отличия образовательных технологий корпуса горных инженеров
от традиционных


1. Образование не разделяется на начальное, среднее и высшее. Оно едино и логически взаимосвязано. Технологическое единство осуществляется путем согласования учебных планов, регулярных перемещений преподавателей из одних учебных заведений в другие, объединения учащихся в общих проектах и программах (даже для разных уровней обучения), совместной работы в едином технопарке. Будет также разработано единое методическое обеспечение сквозного учебного процесса, имеющего общую стратегию от начальной школы до окончания трудоспособного возраста.
2. В Корпусе будут созданы все необходимые условия для организации качественного образования: от массового общего обучения по традиционным методикам до индивидуальной подготовки «штучных» инженеров, ученых и изобретателей. Вся технология обучения инженеров и техников в Корпусе будет строиться на единой методике изучения фактографического материала и творческой работе в лабораториях Технопарка. Это так же очевидно, как и то, что нельзя научиться плавать, не войдя в воду.
3. Управление образовательными процессами можно доверять только специалистам, а не бюрократической системе, не способной отличить форму от содержания. Автономные образовательные учреждения должны конкурировать между собой не авторитетом «звездочек на погонах», а рыночными объективными показателями. Реформаторские идеи полезно обсуждать в квалифицированных сообществах. Для этого придется отказаться от бюджетного финансирования образовательных учреждений и сделать их акционерными структурами.
4. Финансирование образовательных учреждений целесообразно доверить специальным фондам, акции которых могут принадлежать производственным предприятиям, страховым компаниям, инвестиционным фирмам, меценатам, федеральным и региональным структурам и т.д.
5. Образовательные структуры корпуса будут вести открытую деятельность, направленную на распространение знаний в границах территории своего влияния. Эта некоммерческая работа укрепит связь между Корпусом и территориями, выполняя функции регионального образовательного центра.
6. Корпус будет принимать меры для восстановления авторитета дипломированного горного специалиста. Будут дезавуированы липовые звания техников, инженеров, бакалавров, магистров, докторов наук, лауреатов и т.д.
7. В сфере образования, особенно при подготовке «штучных» инженеров, придется усилить контроль за подбором педагогов и инженеров Технопарка. При этом внимание нужно обращать не на дипломы, аттестаты, возраст и другие формальные характеристики, а на опыт и творческий потенциал. Если хороший специалист не вписывается в учебные планы, то планы можно и скорректировать.
8. Изложенные предложения похожи на утопию. Но это не совсем так. Многие предложения уже осуществляются вопреки указаниям бюрократов, т.е. явочным порядком. Понятно, что их надо узаконить. А система модернизированного обучения в Корпусе могла бы стать полигоном для апробации новых технологий. Образованию необходимы эталоны качества.
 

Негативный опыт советско-
российского образования


Не хотелось бы использовать в образовательной системе
Корпуса «достижения» советской педагогической школы

Вы не знаете, откуда в России такой уровень безнравственности, пьянства, бескультурья, маргинальности, необразованности? Не удивляйтесь: львиная доля ответственности лежит на системе образования, вернее, невежестве учителей, методистов, начальников. Простодушные граждане верили в то, что советское образование лучшее в мире, на олимпиадах побеждали наши школьники, у нас была самая «передовая» социальная система. Но это бахвальство казалось правдоподобным только в закрытом обществе с цензурой. Попробую разъяснить свою позицию в полемике с абстрактным прямолинейным коммунистом.

– Что ты можешь возразить против того, что наши школьники завоевывали призы на международных олимпиадах по математике, химии, физике, программированию!

– Обрати внимание, по философии, истории, литературе успехов у нас не было. Хитростью и враньем здесь многого не добьешься. Что же касается математики, где у меня есть определенный опыт, то здесь была разработана сложная и дорогостоящая система подготовки школьников и студентов. Работали интернаты, многочисленные летние школы и кружки, привлекались к подготовке огромные силы педагогов. Нигде в мире такого внимания олимпиадам не уделялось, показуха в экономике малоэффективна, да и на мировой престиж не очень влияет. Основная же масса школьников и студентов оставались невежественными. Думаю, что в химии, физике и других естественных и технических науках дело обстоит не лучше.

– А как же наши эмигранты, ставшие знаменитыми коммерсантами, программистами, физиками, писателями?

– В основном, это самоучки, получившие образование в семье, по книгам, от случайных наставников. И еще они перехитрили систему тотального оглупления, скрывали свои таланты, генетические способности, хорошие знания, а на свободе раскрылись и получили неплохие результаты.

– Но в математике мы действительно были впереди планеты всей?

– Математика – особая наука, дисциплинирующая человека, обучающая жить по устойчивым алгоритмам. И это устраивало власти, но сковывало инициативу граждан. Поэтому избыточные знания наших детей удивляли специалистов США, Европы, Канады. Не стоит преувеличивать успехи наших эмигрантов в научных учреждениях, среди писателей, бизнесменов. Воровать, хитрить и обманывать на Западе не принято, и это ограничивает их деятельность.

А напоследок замечу, что основная масса наших учащихся сопротивлялись схоластике учебного процесса ленью, прогулами, косноязычием, нежеланием вдумываться в тексты учебников. Зачем же нам в Корпусе горных инженеров такая порочная система?
 

Приоритет качественного образования –
гарантия успеха проекта создания
Корпуса горных инженеров



Несомненно, профессиональная подготовка преподавателей учебных заведений Корпуса определит привлекательность проекта в целом. Известно, что к лучшим профессорам стремятся лучшие студенты, из лучших студентов получаются лучшие инженеры, лучшие инженеры определяют успех отрасли. Набор лучших преподавателей невозможен по традиционному методу российских учебных заведений, когда преимуществами при заключении контрактов пользуются собственные сотрудники, знакомые, родственники руководителей. Такая коррупционная схема подбора преподавателей ведет к неконкурентоспособности учебного заведения. Вопреки отечественным традициям в Корпусе придется содержать подразделение, которое будет искать специалистов по всей стране, вести с ними переговоры, организовывать их работу. Впрочем, эта работа учебной части декларируется хорошими университетами, так что можно обойтись и старыми кадрами.
Подбор сильной профессуры целиком определяется ответственностью ректора, которому необходимо поддерживать высокий рейтинг университета. Поэтому нет смысла размазывать эту ответственность на членов ректоратов и советов, отнимая у специалистов время и создавая благоприятную почву для интриг, сплетен и некорректных договоренностей. К тому же и сегодня ректоры полностью определяют кадровую политику. Если же появится необходимость контролировать работу ректора, то для этого будут использоваться советы акционеров, попечителей, управляющая компания Корпуса горных инженеров. Кстати, выборность ректоров так же вредна для дела, как и выборность профессоров. По тем же причинам.
Качественное образование определяется не только квалификацией профессуры, но и возможностью участия студентов в научной работе, изобретательстве, конструировании, дискуссиях и других формах развития творческих способностей. Не менее важно иметь хорошо оборудованную библиотеку, собственное издательство, научную периодику, коммуникационные возможности. Такими учебными заведениями специалисты-горняки могли бы гордиться. И это тоже серьезный ресурс успеха Корпуса горных инженеров, гарантия высокого качества образования.
 

Разноуровневое обучение


Легко принять и согласиться, что способности у людей имеют широкий спектр, и никакими усилиями сделать малоспособных юношей качественными инженерами невозможно. Для того, чтобы процесс обучения не превращать в профанацию, а учащихся не отвращать от новых знаний, нужно иметь много уровней образовательного процесса, всех учащихся разделить по способностям и в соответствии с ними вести обучение. И учебный комплекс Корпуса для такого эксперимента вполне подходит.
Элитное горное образование – вполне достижимая цель для одного процента учащихся (а может, и меньше), но только если их не смешивать с середняками и тупицами. Оппоненты возражают: не слишком ли жирно для пятерых умников организовывать отдельное обучение? Нормально, в самый раз. У талантливых учащихся преподавателю нет нужды постоянно стоять над душой, они сами способны самоорганизоваться, а лекции слушать с помощью интернета или узнавать нужное из книг. Им не нужны переклички, нотации и замечания. Учебные игры, семинары, беседы и коллоквиумы много времени у педагогов не отнимут. Результат же окажется потрясающим, ведь таким образом будет формироваться инженерная, научная и политическая элита. Только где взять достойных их преподавателей?
В особую группу следует выделить подготовку «штучных» инженеров. Их обучение имеет смысл проводить, в основном, в технопарке, в среде новаторов, изобретателей, конструкторов. Их пытливым умам нужны индивидуальные наставники-инженеры, способные на нетривиальные решения технических задач, специалисты неконсервативного склада ума.
Вместо того, чтобы покрывать имеющийся дефицит квалифицированных инженерных кадров зарубежными специалистами, лучше было бы их готовить в университете и технопарке Корпуса горных инженеров. Потребность в «штучных» инженерах не столь велика, как уверяют чиновники от образования, но помощников им требуется много.
Талант инженера может проснуться в специалисте в любом возрасте. Поэтому нет смысла ограничивать по возрасту поступающих на инженерные специальности – талантами не разбрасываются, их мало.
Перейдем к вопросам подготовки обычных специалистов, которые нужны для управления подразделениями горных предприятий, в конструкторских бюро, технологических службах, для обеспечения безопасности и безвредных условий труда. Таких специалистов требуется много, обучать их скопом не получится. А поскольку это массовый процесс, то придется организовывать его с учетом минимизации трудозатрат и с экономией материальных ресурсов. Специалисты среднего звена (техники, бакалавры, квалифицированные рабочие) тоже не являются однородной массой и требуют разделения по специальностям, будущему трудоустройству, природным способностям и т.д. Для обучения этой группы учащихся придется совмещать традиционные методы, интернет-лекции, индивидуальное тестирование, консультирование и беседы, методы программированного обучения.
Если учащиеся понимают цели обучения, представляют себе будущую работу, разумно расставляют приоритеты, они сумеют выбрать свое место в дифференцированной системе образования, свободно перемещаясь из одной категории специалистов в другую. Возможно, пройдя сложный путь обучения, кто-нибудь из инженеров достигнет профессиональных вершин и передаст свои таланты следующим поколениям.
 

Среднее техническое
горное образование


Ранее предлагалось организовать интернат для способных к техническому творчеству детей. Такой интернат – уникальное учебное заведение – может существовать на территории Горнограда. Но создавать такие заведения в большом количестве вряд ли получится из-за нехватки одаренных детей, финансовых средств, опытных педагогов. Реалистичнее переориентировать существующие техникумы, колледжи, училища на высокое качество образования, новые педагогические технологии, связи с технопарками, производством, университетами. Такая модернизация среднего образования потребует методической, материальной и организационной помощи Корпуса горных инженеров. Если Корпус постарается избежать такой нагрузки, то общеотраслевая реформа, скорее всего, не состоится.
По моим наблюдениям, именно среднее образование - наиболее слабое звено в системе российского образования. Изменить здесь что-либо в общегосударственном масштабе невозможно, потому что главной проблемой является не ЕГЭ, не коррупция, не слабое финансирование, а недостаток квалифицированных и образованных учителей. И взять их неоткуда. Поэтому разумно сосредоточить усилия на небольшом числе средних учебных заведений. Почему бы не выбрать для реальных реформ средние специальные заведения горного профиля, где можно найти средства, методическое обеспечение, невостребованные кадры. А затем, на основе их опыта, выпустить учебники и методическую литературу, а также повышать квалификацию других педагогов.
Кризис среднего образования связан, в основном, с тем, что при прагматичном мышлении учащиеся отказываются получать знания, которые не принесут быстрой материальной отдачи, чего не было прежде, при насильственном внедрении учебных планов. Изменить психологию молодежи сразу невозможно, а для пробуждения тяги к знаниям потребуется время. Любознательность лучше воспитывать в юном возрасте, тогда ко времени поступления в университет можно ожидать благоприятного отношения к сложным знаниям и фундаментальной культуре. Отмечу, что сегодня носителей таких знаний осталось мало, поэтому придется осваивать их по книгам.
К сожалению, педагогов, студентов и школьников, способных разбираться в сложных книжных текстах, тоже немного, ведь работа в Интернете требует других свойств ума. Школьников придется учить работать с текстами на бумаге, делать выписки, анализировать, вникать в смысл написанного, составлять несписанные конспекты и рефераты. Все эти навыки объединяются понятием «функциональная грамотность». Наша школа развращена простотой обучения в вузах, поэтому так низок процент желающих учиться в лучших зарубежных университетах.
Для того чтобы создать Корпус горных инженеров, нужно найти квалифицированных специалистов горного дела, которых могли бы подготовить реформируемые университеты, но с тем «материалом», который выпускают современные школы и университеты, сделать качественный скачок не удастся. А на создание средней школы, где знания имели бы особую ценность, надежды нет. Следовательно, самому Корпусу придется браться за организацию качественных средних специальных учебных заведений горного профиля. И переложить эту работу не на кого. Кадры для такой работы у горняков найдутся: в свое время в отрасли работало много теперь уже закрывшихся НИИ, было очевидное перепроизводство научных кадров, оставшихся ныне без дела. На них можно рассчитывать.
 

Горный бакалавриат


Дискуссии о месте бакалавриата в российском высшем техническом образовании имеет смысл перевести в мирное русло содержательно-прогностических соображений. Действительно, соединить бакалавриат с инженерным образованием вряд ли удастся без серьезных потерь в качестве инженерной подготовки, потому что они плохо совместимы. А вот другие варианты организации подготовки бакалавров стоит обсудить.
Разделяя горное (да и другое техническое) образование на среднее техническое и высшее, мы обедняем всю систему в целом. Думаю, заслуживает рассмотрения вариант, при котором бакалавриат стал бы отдельным видом учебного процесса со своими задачами, технологией обучения, возможностями использования выпускников на производстве и в общественной деятельности. Бакалавриат тоже можно разделить по направлениям обучения, чтобы выпускники могли трудоустраиваться с максимальной пользой для себя и работодателя.
Бакалавриат общего направления – здесь будут изучать естественные и гуманитарные науки, иностранные языки, горные технологии, проблемы экологии и безопасности и т.п. В этом случае важно «доучить» студентов тому, что им недодала школа, привить культуру общения и дать основы правовых и коммерческих знаний. Срок обучения может выходить за рамки четырехлетних программ, специалисты Корпуса горных инженеров сумеют найти рациональные варианты по ходу эксперимента.
Базой обучения мог бы стать учебный комплекс Горнограда (центральной усадьбы Корпуса), а педагогами были бы профессора Университета, коллектив которых впоследствии может быть дополнен преподавателями колледжей, техникумов, свободными в данный момент учеными. Для трудоустройства выпускников такого бакалавриата могу назвать области, где хорошее общее образование, высокая культура, знание фундаментальных основ горного дела будут востребованы. Книжные и журнальные редакторы нуждаются именно в таком образовании, да и руководители издательств, специальных библиотек, информационных служб, патентоведы и переводчики, организаторы выставочных служб, коммерсанты, пресс-секретари, журналисты, инспекторы по безопасности могут формироваться из выпускников бакалавриата.
Горный бакалавриат мог бы готовить специалистов для управления коллективами на производстве. В международной практике такое направление называется прикладным бакалавриатом. Управление современным производством требует обширных знаний и навыков, психологической и социологической подготовки, ответственного подхода к опасному производству. При этом несущественно, будет ли прикладной бакалавриат приравнен к высшему образованию или нет. Существенно лишь то, что такие специалисты востребованы производством, ведь управлять и регулировать производственные процессы необходимо в любом случае.
Уверен, что настало время уходить от формализации видов образования, ранжирования дипломов, выяснения кто главнее - инженер, бакалавр или магистр. Важно определить содержание образования, получаемые знания и навыки, подумать о судьбе выпускников. Переименуем мы техникумы и колледжи в бакалавриаты или бюрократы встанут грудью на защиту старых названий - не имеет существенного значения для судеб горной промышленности.
 

Горная магистратура
 

Горная магистратура имеет право на существование.
Она будет эффективным элементом образования, если разумно обозначить ее учебную территорию и заложить в программы особые направления деятельности


Горному образованию необходима предметная дифференциация, разделяющая учащихся по степени одаренности, будущей работе, гуманитарным наклонностям, добросовестности и привязанности к горным специальностям. При таком разделении на горную магистратуру ложится обязанность подготовки научных, педагогических, аналитических и административных кадров. При такой постановке возможно соединение функций магистратуры и аспирантуры.
Магистратура, нацеленная на подготовку исследователей, будет разделять студентов по уровню способностей, образования, дискуссионным возможностям, эрудиции и т.д. Так будет формироваться элитарное разделение по объективным характеристикам способностей, инициативе, трудолюбию, ответственному отношению к делу. Не исключаю, что магистратура может дать импульс к организации сословных различий в среде технической интеллигенции взамен существующей системы степеней, званий, медалей и других наград.
Магистратура и инженерные специальности горных университетов, нацеленные на подготовку наиболее способных учащихся, могут проводить конкурсы для отбора лучших и не следовать бюрократическим правилам набора. Есть талантливые претенденты – хорошо, нет – ученые найдут себе другое временное занятие. Свобода отбора в магистратуру даст возможность индивидуального обучения, сопряженного с исследованиями. Таким образом магистратура сможет внести вклад в формирование горной элиты.

 

Преемственность и согласованность
образовательных программ

 

Создается впечатление, что никто не знает, чему надо учить и как это делать. В университетах мало кто разбирается в педагогических принципах и дидактике образования.

Поступивший в университет школьник часто слышит: забудьте, чему вас раньше учили, сейчас все начнем заново. Выпускник университета тоже слышит: забудьте ваши заумные лекции, на производстве нужны другие знания. Зачем же он 15 лет учился? Для того чтобы забыть все? Возможно, это преувеличение, но и на шутку мало похоже.
Проблема заключается в несогласованности учебных программ, невразумительных рекомендациях производства. Предприятиями не востребованы многие теоретические знания, а сформулировать требования к вузам некому. Поэтому в учебных заведениях Корпуса горных инженеров последовательность обучения должна продумываться профессиональными методистами, работающими вместе с экспертами-производственниками.
Одна из главных задач экспертного совета Корпуса – добиться получения выпускниками вузов востребованных знаний, последовательно приобретаемых учащимися в школах, техникумах, бакалавриатах, университетах. При этом важно исключить повторы тем на разных уровнях обучения и по возможности свести к минимуму изучение далеких от практики схоластических наук. 30-40 лет назад такие исследования уже проводили, поэтому методику несложно восстановить и развить для современного образования. Кроме того, необходимо заложить основы непрерывного и пожизненного образования.


Гуманитарное образование
для горного инженера

 

Многовековые отечественные традиции требуют от горного инженера высокой гуманитарной культуры. Поэтому в новых учебных заведениях необходимо будет расширить объем изучаемых предметов, включая социологию и философию, историю общую и горного дела, иностранные языки и литературу. Это важно еще и потому, что высокая культура горного инженера, понимание им закономерностей общественного развития приведут в отрасль новых, способных к творчеству людей. Но дело не только в общей культуре.
Именно высокая культура делает человека благоразумным в общественной жизни, освоении природных богатств, сохранении всего живого на Земле. А от горняков здесь многое зависит. Цивилизация так устроена, что технические знания опережают гуманитарные. И больше всего страдает от этого гуманистическая составляющая нашей жизни. Горная промышленность создает огромное количество техногенных катастроф, экологических бедствий с человеческими жертвами. И в первую очередь это связано с технологическим бескультурьем, неумением задумываться о своей судьбе, участи близких и незнакомых людей.
Бескультурье опасно еще и тем, что замещает личную ответственность за здоровье и жизни людей меркантильными интересами, желанием выделиться из общей массы такими качествами, которых следует стыдиться. Именно безответственность привела к авариям на Саяно-Шушенской ГЭС, в Челябинске, Чернобыле, на других объектах. Культура, нравственность и понимание личной ответственности – понятия взаимосвязанные. Безнравственный и некультурный горный инженер при современных масштабах производства может загубить миллионы жизней.
Так что усиление гуманитарной и гуманистической составляющих горного образования - не только дело профессионального престижа, но и требование прагматики. А для студентов гуманитарные науки притягательны связью с общечеловеческими ценностями и вхождением в мир европейской культуры.


Перепроизводство инженеров опасно
для экономики страны



Запустив механизм конвейерного выпуска инженеров в сотнях вузов, мы подложили себе мину замедленного действия. Склонность к инженерному творчеству имеют немногие, а заканчивают инженерные вузы ежегодно десятки тысяч, в основном, липовых специалистов. Эти якобы инженеры девальвируют высокое звание настоящих инженеров, делают их массу избыточной, вносят элементы случайности при трудоустройстве. Массовое производство инженеров снимает ответственность университетов за качество их подготовки. Кстати, и неоправданно низкая зарплата педагогов тоже стала следствием массовости.
Качество подготовки инженеров во многом зависит от знаний и усидчивости поступающих в технические университеты. Но если выбирать поступающих не из кого (почти все выпускники школ поступают в вузы), то и ожидать хороших выпусков не стоит. Из плохих школьников получаются плохие студенты, из плохих студентов – плохие инженеры, а плохие инженеры никому не нужны. Впрочем, плохие инженеры находят работу в коммерческих структурах и чиновничьих кабинетах, не понимая, зачем они впустую потратили 5–6 лет.
Огромное количество студентов технических вузов требует пропорционального количества преподавателей, а их катастрофически не хватает. 70–80–90-летние профессора работают из последних сил, имея «стоячую» нагрузку порядка 15-30 часов в неделю. К тому же многие из них технически и экономически отстали от требований времени, передавая студентам опыт развитого социализма.
Что же будет, если набор на инженерные специальности сократится в несколько раз? Ничего страшного – изменится нормативная численность студентов на одного преподавателя, повысится требовательность к абитуриентам, занятия индивидуализируются, сократится преподавательская халтура, повысится уровень оплаты труда. Стоит подумать и об отмене бесплатного образования, чтобы не загонять будущих специалистов в мышеловку. Учеба, финансируемая из бюджета, практически бесконтрольна (худший вид контроля осуществляется чиновником). Вместо бюрократических критериев эффективности инженерного образования (нагрузка, отметки, общественная деятельность, публикации) учащиеся сами будут выбирать лучших профессоров и не допустят пустых лекций, низкоквалифицированных консультаций. Кстати, платность образования не означает, что деньги должен вносить сам студент. Для этого формируются специальные фонды, причем возвращать средства надо далеко не во все фонды. Об этом порассуждаем в другом разделе.
 

Вместо лекций – собеседования,
защита проектов, коллоквиумы,
лабораторные работы
(лучше меньше, да лучше)

 

Еще в 1968 году в беседах с В.Н. Телиянцем мы пришли к выводу о низкой эффективности лекционной формы обучения. А диктовка конспектов не только вредит образованию, но и снижает дееспособность студентов, акцентируя их внимание на механическом процессе получения информации, исключая творческие элементы. На лекциях убивается время, предназначенное для того, чтобы делать студентов умнее, культурнее, информированнее. И чем слабее лектор, тем чаще он диктует информацию из учебников. Такое преподавание – суррогат обучения, лишенный дискуссионности, индивидуальности, творчества, обратной связи. Диктующий профессор редко несет слушателям оригинальные мысли, он лишен элементов соучастия в процессе познания, интерпретации учебных материалов, а в результате снижается доверие и уважение к ученому и дисциплине. Лекции плохи еще и дидактичностью: один человек вещает, а 100–200 обязаны его слушать. Независимо от содержания лекции. Молодым людям не нравится такое насилие.
Живая речь специалиста тоже нужна, только в меру. Студентам полезно прослушать оригинальную информацию по дисциплине (1–2 раза в месяц), вводную лекцию, чтобы заинтересоваться предметом изучения, понять установочную логику. И никакого примитива, никакой схоластики. Если кому-нибудь приятнее слушать лекции, чем читать книги, то к их услугам могут быть DVD с лучшими лекциями, занятия по ТВ, интернет-уроки. Но для развития личности полезнее получать новую информацию из книг. Так развивается функциональная грамотность. Впрочем, лекционная система глубоко внедрена в учебные процессы по всем специальностям. К ней привыкли и преподаватели, и учащиеся. Эти традиции сразу уничтожить невозможно, для этого потребуется 10–20 лет.
Со временем лектор, пересказывающий текст учебника, произносящий азбучные истины, должен уступить место за кафедрой ученому с оригинальным стилем мышления, большим опытом работы в отрасли. Каждая лекция корифея должна стать событием в жизни университета. Если специалиста такого уровня не найдется, то разумнее обойтись без лекционной составляющей предмета. В частном учебном заведении Корпуса это допустимо, даже если это и будет отклонением от нормативов.
 

Систематизация и убедительность
«Основ горного дела»

 

В любом специальном учебном заведении горного профиля изучают «Основы горного дела». Эта дисциплина является мостиком, соединяющим обычного школьника с профессиональным сообществом. «Основы горного дела» призваны обеспечить целостность восприятия студентами всех горных технологий, объяснить культуру горного инженера, показать связь горного дела с мировой экономикой, нравственностью, естественными и гуманитарными науками. И все излагаемое в учебниках и на лекциях должно быть убедительным и запоминающимся.
Корпус горных инженеров призван положить конец хищническо-бюрократической системе организации освоения месторождений с позиций экономической выгоды и передать функции планирования и управления ведущим специалистам, способным к организации всех элементов добычного и перерабатывающего комплекса. Хотя бы для широкого общественного обсуждения. Основная задача «Основ горного дела» заключается в том, чтобы выработать способ, с помощью которого удастся упорядочить и осмыслить технологический, экономический, экологический и другие аспекты горного дела и найти его гармонию с окружающим миром. Такая работа может положить начало реформам в горном образовании и горном деле. При этом строгость аргументации, объединенная с доступностью изложения – убедительный для интеллектуальной части общества постулат полезности горного дела.
Изучение «Основ горного дела» можно начинать с самого юного возраста. Естественно, учебники придется создавать с учетом возрастных категорий и психологии детей. Популяризация горного дела должна, по выражению Д. Данина, «соблазнять знанием» обучаемого. Выполнить такую непростую задачу способны авторы, соединившие в себе талант горного инженера и искусство рассказчика. При этом важно, чтобы популяризация не перешла в вульгаризацию. Соединение знаний с увлеченностью поможет формированию профессионального мировоззрения.
Пересмотрев четыре книги с названием «Основы горного дела», я пришел к выводу о том, что нужно написать еще одну, в которой кроме устоявшихся знаний по технико-технологическим вопросам придется осветить проблемы «горное дело – судьба планеты – страны – человека», прогнозы развития России по сырьевому сценарию или оценить альтернативные возможности.
Таким образом, переоценить просветительскую роль «Основ горного дела» невозможно. Тем не менее, разработать такой курс пока не получается.
 

История горного дела


В бакалавриате и магистратуре обязательной для изучения должна быть «История горного дела». Сегодня специалистов по такой дисциплине почти нет. Скорее всего, это объясняется ее некоммерческим содержанием. Тем не менее, изучать историю горного дела необходимо, хотя бы для того, чтобы не утерять связь между поколениями, разобраться в истоках профессии, «очеловечить» технические аспекты горного дела. Если кто-нибудь захочет писать книги про горняков или вести социологические исследования в профессиональной горняцкой среде, знания истории горного дела ему будут полезны.
Учитывая многогранность горных специальностей, понадобятся сотни специалистов-профессионалов в области истории маркшейдерии, обогащения, социальных, трудовых и экономических взаимоотношений, освоения подземного пространства, крепежной и добычной техники и т.д. Если в каждом направлении будут работать 2–5 специалистов, то их общее число может измеряться сотнями. Впрочем, изучать историю горного дела можно на досуге, оставаясь педагогами, конструкторами, технологами, коммерсантами. Не исключено, что кто-то сделает историю своей основной специальностью, тогда нужно найти способ обеспечения для них приличного уровня жизни.
Издательство «Горная книга» выпускает серию книг по истории горного дела. Полезность этой работы очевидна.
 

Горный университет будущего: непрерывное послевузовское образование
 

Потребности промышленного общества предъявляют высокие требования к инженерам. Стремление университета к автономному существованию вне зависимости от бюрократов, далеких от нужд производства и эффективности инженерного сообщества, легко понять: забота о качестве образования не дает покоя только ответственной за состояние отрасли профессуре и руководителям предприятий. В учебных заведениях Корпуса появится реальная возможность приглашать для чтения лекций квалифицированных профессоров (высокая зарплата, наличие жилья) и организовать непрерывное обучение бакалавров, инженеров, специалистов производства и даже ветеранов-горняков, хотя бы дистанционными методами.
И сегодня существуют фирмы, дающие второе высшее образование, принимающие на краткосрочные курсы повышения квалификации, организующие семинары по каким-либо темам. Но бóльшая часть таких фирм работает вне системы высшего профессионального образования, не имеет в штате квалифицированных кадров и нацелена только на коммерциализацию каждого действия.
Для Университета Корпуса принципы непрерывного образования являются наиболее важными и доминируют над коммерческими. В расчете на 30–40 лет активной инженерной деятельности важно предусмотреть дополнительное образование (в зависимости от требований технического прогресса), повышение квалификации (раз в три-четыре года), ежегодные семинары и дискуссии (один-два дня).
Было бы полезно, чтобы принципы повышения квалификации не ограничивались только профессиональным образованием. Здесь важны встречи с коллегами из других регионов, экскурсии на отечественные и зарубежные горные предприятия, обсуждения социальных и экономических задач отрасли, знакомство с литературными, музыкальными и художественными новинками. Расходы на эти мероприятия Корпус должен взять на себя, чтобы особо любознательные не злоупотребляли учебой во вред основной работе. Каждый горный инженер может иметь пятилетний сертификат на бесплатное обучение, а то, что будет выходить за рамки этого сертификата, оплачивается самим обучаемым.
Думаю, и для ветеранов надо сделать исключение и предусмотреть возможность бесплатного обучения по свободным программам. Социальную роль обучения и организации культурных мероприятий для специалистов, достигших пенсионного возраста, трудно переоценить: они поддерживают их здоровье, демонстрируют сопричастность ветеранов к жизни профессионального сообщества. Все перечисленные виды постуниверситетского горного образования и повышения квалификации будут включены в общую модель профессиональной подготовки и поддержания высокого уровня квалификации горных инженеров от школьной скамьи до истощения физических сил.
При непрерывных формах образования горных инженеров возможны и комбинированные методы, которые в дополнение к уже перечисленным, могут использовать дистанционное образование через Интернет, элементы самообразования с контролем знаний с помощью экстерната. Эти гибкие образовательные формы позволят индивидуализировать обучение, приближая его к способностям инженеров и доступной им информационной базе. Постуниверситетская программа образования может носить многоступенчатый характер, а также способствовать расширению знаний в разных областях.
 

Технологическая культура и образование
 

Одна из главных задач Корпуса – восстановить производственную дисциплину и технологическую культуру среди горняков. При этом речь идет не столько о качестве продукции, сколько о безопасности ведения горных работ. Технологическое бескультурье глубоко въелось в мышление инженеров, прорабов, рабочих и связано с непродуманной политикой индустриализации страны: невозможно быстро сделать из вчерашних малограмотных крестьян профессионалов для опасных отраслей промышленности. Если раньше сохранять дисциплину можно было угрозами и репрессиями, то сейчас придется искать другие механизмы.
Огромный вред технологической культуре наносят малограмотные рационализаторы-вредители. В 1970-е годы моя сестра, ведущий специалист Минавтопрома, объясняла, что автомобиль надо покупать только новой конструкции, пока до него не добрались рационализаторы. Вред от рацпредложений был очевиден всем, но сиюминутные выгоды перевешивали интересы отрасли. Сторублевая премия могла принести ущерб на миллионы рублей. И сейчас этот процесс не остановлен, аварии на Саяно-Шушенской ГЭС и «Распадской» – тому очередное подтверждение.
Кстати, вожди страны не заблуждались в отношении способностей наших конструкторов. Они понимали, что технический интеллектуал в первом поколении не может дать совершенную конструкцию. Приведу анекдотический случай, рассказанный в газете «Известия» (16.03.2002 г.). Знаменитый ТУ-4 конструкторы полностью «срисовали» с американского бомбардировщика Б-29. Когда работа подходила к концу, Сталин пригласил Туполева для отчета. Конструктор заверил, что работа идет успешно, а наш самолет будет даже немного лучше, чем американский аналог. «Почему лучше?» – насторожился Сталин. Туполев стал заливать о нашей модернизации конструкции, экономии материалов. На это Сталин приказал: «Немедленно прекратите самодеятельность. Ваша задача точно повторить конструкцию». Сталин знал, что говорил, а пропагандистскую болтовню не смешивал с реальными делами.
Учебные заведения Корпуса для того и создаются, чтобы преодолеть технологическое бескультурье, воспитать династии технической интеллигенции. В конце концов, образованный инженер не станет действовать «методом тыка», добиваться увеличения производительности труда любыми методами, ускорять темпы индустриализации криками «Давай, давай!». Перевыполнение плана полезно только малограмотному бюрократу.
Что ж, быстро сформировать ряды профессиональных инженеров вряд ли удастся. Предлагаемая модель реформирования горного образования сможет положить начало этому процессу.


Образование, воспитывающее трудолюбие

Независимо от набора учебных дисциплин профессиональное инженерное образование требует определенной концентрации внимания, напряжения интеллекта, мобилизации воли. Это тренирует специалиста и повышает его ценность в обществе. Разумно организованный учебный процесс позволяет сформировать в учащемся систему мотивации напряженного труда, защищающего его от легкомыслия, безделья, поверхностного понимания событий, теорий и явлений.
Образование выполняет важнейшую социальную функцию: оно учит человека напряженно работать. Даже в тех случаях, когда знания со временем улетучиваются, работоспособность сохраняется на долгие годы. Подневольное пребывание в школе, колледже, университете вырабатывает навыки толерантности, конформизма, работы «под заказ». Молодые люди, не востребованные на рынке труда, получают необходимые навыки и место времяпровождения в учебных заведениях с разным уровнем эффективности. Естественно, горные предприятия заинтересованы в максимальной полезности учебных заведений. Поэтому образование в Корпусе должно постоянно держать учащихся в напряжении, хотя бы для того, чтобы предоставлять им реальные возможности для карьерного роста.
Вообще, желание сделать карьеру, стать богатым (найти золотую жилу, чтобы выбиться в «новые русские») стало хорошей мотивацией для усердного труда не очень способных юношей. Что ж, для отраслевого сообщества такой подход тоже полезен. Среди горняков таланты встречаются не часто, а упорные и трудолюбивые горняки могут принести много пользы. Для них надо создавать благоприятные условия карьерного роста и материального благополучия.
 

Нарратив


Даже разобравшись в том, чему надо учить в вузах и техникумах, необходимо решить задачу, как построить учебный процесс, чтобы знания развивали инициативу, не забывались после сдачи экзаменов, повышали культуру и помогали в работе. Кажется, что это неосуществимо, ведь задачи противоречат друг другу, носят декларативный характер и далеки от педагогической практики технического образования. И все же, по моему мнению, задача выполнима, если уйти от технической схоластики, не упорствовать в заблуждениях и восстановить интерес преподавателей к методической работе.
Веками существует убеждение, что границей между техническими и гуманитарными науками служит способ их изложения. Если гуманитарные науки излагаются в повествовательной форме (нарратив), то для технических предпочитают графически-таблично-формульный способ представления информации. Разберемся по порядку.
Кто-то запустил утверждение, что если в дисциплине отсутствуют формульные модели, то это уже никакая не наука. И включают в учебники, диссертации и статьи формулы от простейших геометрических до сложнейших дифференциальных уравнений, которые никто не собирается решать. Подстраиваться под это схоластическое мнение приходится всем горным инженерам, иначе не получишь ученую степень, звание профессора, медаль лауреата. Конечно, формулы, используемые для расчетов, нужны, но их не так много. А вот объяснение явлений с помощью формул не очень полезно. В математике запись символами практикуется еще и для сокращения времени на доказательство и экономию бумаги. Чаше всего такое математическое гусарство себя не оправдывает: слушатели быстро забывают сказанное лектором и ленятся заглядывать в формульную часть конспектов даже перед экзаменами, а после их сдачи без сожаления выкидывают.
Поэтому формализованно-схоластическое изложение знаний оказывается невостребованным, расчетные формулы используются техническим персоналом, а фундаментальные дисциплины, инженерно-технические закономерности и логику можно изучать (по мере необходимости) объединенными методами повествовательно-логического стиля и формализованно-детерминированного метода. Таким образом, вторжение нарратива в технические науки упростит их понимание, вдохнет смысл, немного «очеловечит», сделает их более открытыми для общества. Кстати, перевести научную схоластику в повествовательный жанр не очень просто, здесь придется обратиться к наиболее способным ученым.
Таблицы и графики, используемые для иллюстрации теорий и технических зависимостей, не противоречат повествовательной системе образования, но огромный справочный материал, размещенный в учебниках, лучше издавать отдельными книгами, обучив студентов пользоваться справочной информацией.
Таким образом, нарративная форма передачи информации позволит слушателям и читателям понять и запомнить смысл явлений, оставляя им работу по упорядочению знаний. Повествовательная форма передачи знаний не мешает строгости рассуждений и способствует межличностному общению.
 

Патронат Корпуса над учащимся,
инженером, пенсионером

 

Привлекательность объединения горных инженеров в структуры Корпуса заключается еще и в том, что специалист постоянно находится под наблюдением и защитой влиятельной организации. Во время учебы знания и способности оцениваются специалистами, неуспевающие, но добросовестные студенты не отчисляются, а переводятся на другие виды обучения, посильные для учащегося. В Корпусе ведется непрерывный мониторинг способностей, мотивации, трудовых навыков, и на основании замеров строятся прогнозы карьеры, предлагается помощь психологов, кадровиков, социологов, опытных инженеров.
Окончание учебных заведений Корпуса гарантирует трудоустройство по специальности, карьерный рост, смену места работы, подбор занятий для членов семьи. Психологический комфорт горного инженера, находящегося под опекой Корпуса, оказывает хороший терапевтический эффект, продлевает трудоспособный возраст, делает его жизнь осмысленной. Разумно предположить, что эффективная учеба и работа должна патронироваться в индивидуальном порядке: у перспективного студента должен быть индивидуальный куратор. В международной и советской практике кураторы использовались, в основном, для поддержания дисциплины, но в Корпусе стоит их функции расширить, вплоть до опеки творческой деятельности. Работа куратора была бы полезной и после окончания вуза. Взаимоотношения куратора и опекаемого им специалиста могли бы строиться по аналогии «изобретатель – коммерсант» (патентовед), заинтересованный в результате его деятельности, «банкир - адвокат» (консультант) и т.п.
Структуры Корпуса должны патронировать и защищать учебные заведения от посягательства на их суверенитет, от рейдерских захватов, от кризисных ситуаций, включая ущербное финансирование.
Опека патронирующих организаций может способствовать созданию благоприятной атмосферы в учебных заведениях Корпуса и значительно повысить эффективность их деятельности. В дальнейшем опекаемый инженер не потребует больших трудозатрат от работников Корпуса, хотя система наблюдения за специалистом должна работать постоянно и приходить на помощь в нужное время.
 

Изобретатели-самоучки
 

На изобретателях держится наша цивилизация


Почему-то стандартное образование противопоказано изобретательству. Скорее всего, шаблонное запоминание информации, ведение конспектов лекций, гуманитарная схоластика усыпляет творческую мысль и гасит изобретательность. Хотя любой руководитель технического вуза или НИИ продемонстрирует десятки патентов, свидетельств об изобретениях, открытиях. Впрочем, в мастерство руководителя мало кто верит. Изобретательство – весьма доходный бизнес, поэтому вокруг него совершается множество подлогов, фальсификаций, блефа. В Корпусе горных инженеров придется вычленять настоящих изобретателей из толпы фальсификаторов.
Самое подходящее место для размещения изобретателей – Технопарк, где они будут окружены заботой заинтересованных в их работе инфраструктурных фирм. Изобретатель должен выполнять свою творческую работу, а оформление заявок, продажу патентов, заключение договоров с предприятиями, юридическое и финансовое сопровождение могли бы взять на себя коммерсанты.
Умение изобретать – дар божий. Обучение этому процессу, весьма распространенное в 60–70-е годы прошлого века, обычная шарлатанская затея эпохи развитого социализма. И все-таки развить в молодых людях техническую интуицию, наблюдательность, умение находить нешаблонные технические решения при некоторых тренировках можно. Для этого не нужно проводить занятия по расписанию, читать лекции, встречаться с заслуженной профессурой.
Изобретатели-самоучки (других не встречал) сами подберут себе учеников, ведь опытный изобретатель будущего изобретателя почует издалека. Важно не вмешиваться в интимный процесс передачи мастерства. Эффективность образования важнее устоявшихся представлений о правилах. В Технопарке Корпуса могут безболезненно соседствовать ученые-исследователи и самоучки-изобретатели без высшего образования, но с хорошим практическим опытом. Из личного опыта добавлю, что многие изобретатели имеют «колючий» характер, они упрямы и недоверчивы, иногда кажутся невежественными. Тем не менее эти сложные качества являются неотъемлемой чертой их характера, они неявным образом помогают творчеству. Придется с этим смириться.
 

Обязанность посещать все занятия
 

Студенты, отказывающиеся посещать лекции и практические занятия, делятся на две категории. Одним противно слушать малограмотного преподавателя, читающего тексты по бумажке или книге, рассказывающего эпизоды своей жизни и пошлые анекдоты. Другие плохо понимают лектора, ленивы и нацелены на разгульный образ существования. И тех, и других примерно поровну. Мой опыт свидетельствует о том, что постоянные прогулы в большинстве случаев делают обучение безрезультатным.
Но обязательное посещение занятий накладывает на преподавателя и администрацию особую ответственность. Во-первых, к педагогической деятельности нельзя допускать плохо образованных людей. Хорошо бы до выхода на конкурс обязать претендентов прочитать установочную лекцию для специалистов и провести одно практическое занятие. Как бы претендент ни старался, оценить его способности не очень сложно. Во-вторых, администрация должна следить за тем, чтобы лектор готовился к занятиям, вел конспекты и т.д. В-третьих, лектор после завершения курса должен будет представить рукопись с текстом своих лекций. Этих мер, по-моему, будет достаточно для поддержания надлежащего качества аудиторных занятий.
В России посещение студентами занятий традиционно было обязательным. Менять эту устоявшуюся традицию было бы так же опасно, как резко менять курс огромного лайнера. Особенно важно посещать вводные занятия по основам горного дела, экологии, безопасности промышленности, гуманитарным наукам (хотя бы части из них), языкам, компьютерной грамотности, математике и физике. Далее учащиеся могут сознательно выбирать специализацию и ориентироваться в учебном пространстве. Но и здесь посещения лучше оставить обязательными.
Образование – единый процесс, включающий в себя работу с учебной литературой, общение с преподавателями, социально-профессиональное общение в студенческой среде. Особую роль при этом должны играть индивидуальные виды общения студентов и преподавателей. Предполагаю, что большинство учащихся высоко оценят возможности качественного обучения и сознательно выберут обязательное посещение занятий.
 

Может ли один человек предлагать
реформы образования всему обществу?

 

Некоторым педагогам и администраторам кажется, что я предлагаю разрушить веками сложившуюся систему отечественного образования. Но это не так. Независимо от предлагаемых реформ процесс разрушения качественного образования идет полным ходом благодаря падению квалификации преподавателей, растущей коррупции, бюрократическому и некорректному управлению. Возможно, образовательному комплексу Корпуса горных инженеров удастся остановить процесс деградации образования.
 

Работая около полувека в вузе, я получил достаточно репрезентативной информации о качестве, объеме, полезности получаемых студентами знаний. Раньше такие заметки было опубликовать невозможно, хотя устно я неоднократно высказывал подобные мысли. К сожалению, мое беспокойство вызывало лишь сочувствие педагогов, но ни у кого не было желания реформировать сам процесс. Преподаватели устали от реформ, реорганизации учебных заведений, слияний и разделений. Но когда-то чаша терпения переполняется, потому что малограмотные инженеры становятся опасными для общества.
 

Создать новый мир проще, чем разобраться со старым

                                                                                                                   Анатоль Франс

 
По роду деятельности я много общался, да и сейчас общаюсь с преподавателями школ, техникумов, вузов. Редко встречаются среди них широкообразованные и логично мыслящие специалисты. А вот невежд много. Не допускать их до контактов с учащимися – задача номер один. Мне много приходилось заниматься научной или эрзацнаучной деятельностью. Уверен, что главным результатом научной работы являются не отчеты, диссертации, статьи и изобретения, а рост интеллекта их авторов – студентов, аспирантов, инженеров. Без сложной интеллектуальной работы подготовить квалифицированного инженера, изобретателя или ученого невозможно.
Такие простые соображения и легли в основу предлагаемых вашему вниманию высказываний. Если я в чем-то неправ, присылайте другие варианты реформ. Только не надо преувеличивать объем и качество знаний наших специалистов. Замечу, что оригинальных предложений в моих текстах немного, большая часть изложенных здесь идей взята из открытых публикаций, зарубежного и отечественного опыта, многочисленных бесед с учеными, преподавателями, администраторами. Иногда я их адаптировал к нуждам инженерного образования, собственному педагогическому опыту. По возможности попытался разнородные идеи систематизировать и логически увязать с общей концепцией технического образования.
 


Если Вы готовы высказать свое мнение о проблемах, которым посвящена публикация, поделиться своими мыслями с автором статьи, пишите на адрес ask@giab-online.ru

вернуться назад
Карта сайта