Авторизация:
Логин:
Пароль:
  



АНОНС
ГДЕ ПРОИЗВОДСТВО, ТАМ И НАУКА
На Ставровском карьере по добыче щебня, расположенном в Калужской области, планируется организовать работу научно-исследовательских коллективов. Руководство карьера стремится предложить им...






 
ОБЗОР
СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МЕТАЛЛУРГИЧЕСКОГО ПРЕДПРИЯТИЯ В УСЛОВИЯХ КОНКУРЕНЦИИ
Рассмотрены проблемы развития российских металлургических предприятий, а также состояние сталелитейной промышленности в мире. Отмечается, что в условиях рынка и жесткой конкуренции...
МИРОВЫЕ ТЕНДЕНЦИИ К ПЕРЕХОДУ НА СЖИЖЕННЫЙ ГАЗ
Показано состояние в мире с производством и потреблением сжиженного газа в настоящее время. Приведена динамика изменения производства его объемов за последние годы. Перечислены...

ПОДРОБНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

 

КОРПУС ГОРНЫХ ИНЖЕНЕРОВ: ЗАЧЕМ ОН И С ЧЕГО НАЧАТЬ?



ВОПРОСЫ И ПРОБЛЕМЫ, ЗАТРОНУТЫЕ В ПУБЛИКАЦИИ

Предисловие: российские инженеры готовы к объединению
и совместным действиям, но не знают, как это сделать

1. Падение технологической культуры из-за отсутствия
профессиональной инженерной среды

2. Уровень образованности и культуры горных инженеров
непрерывно снижается

3. Авторитет звания горного инженера

4. Корпус горных инженеров - глобальная и эффективная модель отраслевого сотрудничества 

5. Глобальная система взаимопроникновения горного
образования, горных наук и горного производства - основная
идея построения Корпуса горных инженеров

6. Катализаторы глобализации в горной промышленности

7. Стабилизация экономической жизни монопоселений

8. Общие задачи горной промышленности, требующие
объединения

9. Модели объединения

10. Будет ли польза от Корпуса горных инженеров?

11. Построение структур Корпуса разумно начинать
с университета, технопарка и бизнес-инкубатора
12. Сохранить и приумножить традиции высшего горного
образования

13. Университет и технопарк

14. Подготовка «штучных» специалистов в университете
Корпуса горных инженеров

15. Невежественный инженер ¾ угроза профессиональному
сообществу

16. Доуниверситетское образование

17. Влияние государства на систему образования Корпуса

горных инженеров

18. Международное образование в области горного дела

19. Неуч обучает неуча

 

ДИСКУССИЯ ПО ПРОБЛЕМАМ «КОРПУСА ГОРНЫХ
ИНЖЕНЕРОВ»: вопросы, реплики, возражения, предложения









Год: 2012
Авторы: Л.Х. Гитис
Предисловие:
российские инженеры готовы
к объединению и совместным
действиям, но не знают,
как это сделать

 

Модернизация страны - глобальный организационный проект перестройки нашей жизни, а не метод повышения конкурентоспособности отраслей и предприятий. Мелкомасштабный уровень мышления и отказ от революционных преобразований способен погубить идею модернизации России.

Россия – невероятно богатая и сильная страна, выдержавшая самодержавное правление садистов и олигархов, маньяков и жуликов, необразованных большевиков и неподготовленных к политике интеллигентов. Все снесла, и ничего, процветает. Но так будет не всегда, даже Римская империя не перенесла натиска варваров, к тому же высокие технологии, созданные предыдущими поколениями, требуют квалифицированного поддержания опасной техники в безопасном режиме. Запас технологического терпения у природы и общества кончается, массовые катастрофы с человеческими жертвами подтверждают эти наблюдения. Да и встав ранее на путь высокотехнологичного развития, остановиться уже невозможно.
Что ж, сегодня многим стало ясно: в систему управления экономикой надо включать лучших представителей технической интеллигенции, наделенной точным и логичным умом, способностью просчитывать варианты развития и выбирать оптимальные управленческие решения. Хотя финансисты-экономисты-журналисты-юристы вряд ли добровольно сдадут позиции. Думаю, что включение технической интеллигенции в управляющие структуры стало бы бескровной революцией, изменяющей вектор общественного движения. Но такие серьезные преобразования произойдут не в результате дискуссий и парламентского голосования, а в силу объективных обстоятельств: техногенных катастроф, экономических кризисов, роста преступности, этнических конфликтов. Несомненно, глупость и малограмотность управленцев может спровоцировать такие действия, но время на подготовку реальных реформ с целью защиты общества еще есть.
Тезис об эффективности естественнонаучного и технического менеджмента может быть подвергнут сомнению. В нашей стране с 1964 года и до начала перестройки власть реально находилась в руках инженеров, докторов технических наук, специалистов разных практических направлений. И что же получилось? Действительно, в силу исторической конъюнктуры на всех этапах управленческого механизма СССР находились технические «интеллектуалы». Но что это были за специалисты? Какие-то малограмотные заочники, а то и просто присвоившие себе звание инженера: своя рука владыка. Геройские звезды, дипломы, лауреатство, полученные противоестественным образом, развратили общество, опошлив высокое звание инженера. Этот период нашего беспечного существования должен послужить уроком недоверия к формальным признакам принадлежности человека к научно-технической интеллигенции.
Вернемся к проблемам модернизации российского общества. Предположим, удастся обнаружить достаточное число инженеров элитного качества, готовых участвовать в оздоровлении экономики страны, реформировании отраслей, налаживании жизни на предприятиях и в регионах. Забудем о политической трескотне про укрепление мощи государства, нравственности, заботу о грядущих поколениях – это мы уже проходили и кроме очередного витка коррупции ничего не получили. Попробуем рассмотреть задачи модернизации с практических позиций, без глубокомысленных рассуждений и лозунгов.

Человечество существует благодаря мудрости немногих; из-за глупости большинства оно страдает и бедствует.
Э. Севрус
 
Для начала зададим себе вопрос: сможет ли современная техническая интеллигенция включиться в работу по управлению крупными структурами и не натворить там бед? Готовы ли инженеры перейти от унизительной зависимости от чиновников и олигархов к ответственной деятельности государственного масштаба? И что нужно сделать для того, чтобы инженерная элита почувствовала ответственность и свое влияние на жизнь общества? Есть ли уверенность, что они откажутся от привычных эгоистических действий, коррупции, очковтирательства? Ответить на эти естественные для нашего общества вопросы вряд ли кто возьмется. Думаю, что сегодня потребуются масштабные структурные преобразования общественной элиты.
 

Неверно думать, что выбор, перед которым мы стоим, – это выбор между системой, где каждый получает по заслугам в соответствии с некими абсолютными и универсальными критериями, и системой, где судьба человека в какой-то мере определяется случайностью или везением. В действительности это выбор между системой, при которой решать, кому что причитается, будут несколько человек, и системой, при которой это зависит хотя бы отчасти от способностей и предприимчивости самого человека, а отчасти – от непредсказуемых обстоятельств.
Фридрих фон Хайек

 
Смена элит (если она возможна) приведет к изменениям в социальной структуре российского общества, смещению акцентов в образовании, увеличению престижности точных знаний, повышению требовательности к профессиональной подготовке. Давно известно, что из хорошего инженера или математика можно получить неплохих экономистов, философов, юристов, а вот обратного движения почему-то не наблюдается. Характер труда творческого инженера не предполагает склонности к схоластике, примитивному объяснению явлений, неумному прожектерству.
Но даже в том случае, если общество признает, что профессиональные функции по управлению стратегическими направлениями экономики и промышленным производством целесообразно передать техническим специалистам, выполнить такую рокировку быстро не получится. Бóльшая часть инженеров, отстраненная от управления масштабными проектами, вряд ли сумеют быстро вписаться в ряды гуманитариев-управленцев. Не будучи уверенными в своих возможностях, они окажутся не готовыми взять на себя ответственность и заботу по решению задач отечественной энергетики, горного дела, машиностроения, металлургии, транспорта, химии, ВПК. Все там запутано и запущено.
В детстве я зачитывался романами Жюля Верна. Они будили воображение, техническую смекалку и инженерные знания, хозяйственную изобретательность и активное благородство. Особое впечатление на меня и многих моих друзей произвел инженер Смит из «Таинственного острова», который все знал и умел. Для пытливых детских умов м-р Смит представлял прекрасную модель инженерного мышления. Напомню, что легендарный капитан Немо подарил отважным островитянам самые необходимые для жизни вещи, но самым ценным они посчитали книги.
Конечно, талантливые инженеры встречаются не только в романах Жюля Верна. Но если умерить хвастливые репортажи СМИ, то в жизни их осталось ничтожно мало. И пока корыстолюбие и интриги не уступят разуму, образованию и культуре, у хорошего инженерного образования мало шансов на успех. В «Таинственном острове» можно увидеть модель разумного общественного устройства без насилия, коррупции, чиновничьего вымогательства, но вполне сытого и благополучного. Инженеры, проснитесь!
Думаю, что сначала полезно создать инженерную элитную среду в отраслях, где специалисты могли бы пройти начальный период адаптации к современным задачам управления масштабными проектами реформирования. В отрасли инженер чувствует себя комфортнее и увереннее, с коллегами ему проще найти общий язык, оценить стратегические задачи модернизации.
В качестве экспериментальной площадки перестройки организационной структуры инженерного сообщества предлагаю выбрать комплекс инженерных наук горного дела. И единую систему, объединяющую специалистов горного дела, назвать Корпусом горных инженеров. Если такая система будет построена и апробирована, она может послужить моделью для реформирования других отраслей народного хозяйства.
Может возникнуть вопрос: почему надо объединяться по производственно-отраслевому признаку? Вот какие соображения кажутся мне существенными. Опытные узкоспециализированные производственники наделены такими качествами, как ответственность перед управляемой системой, здравомыслием, практической смекалкой, необходимыми знаниями. Эти профессиональные качества необходимы для успешной работы в любой производственной системе, а при их отсутствии удержаться в отраслевой системе непросто. Кроме того, мы прошли полностью скомпрометировавший себя этап объединения по политическим, конфессиональным, национальным и другим карьерно-корыстным признакам, что принесло много вреда российскому обществу, выдвинув на поверхность множество агрессивных бездельников, эгоистов, невежд, которые пропагандируют насилие и злобу, коррупцию и малограмотность, движение страны в обратном от цивилизации направлении.
Опора на сохранившиеся кадры технической интеллигенции (если сумеем ее обнаружить) должна способствовать началу движения к разумной организации производства, образования, восприятию гуманитарных ценностей. Возможно, с помощью инженерного корпуса России удастся найти равноправное место в мировой системе цивилизованного развития.
Впрочем, не стоит увлекаться идеями радикальной перестройки общественного самоуправления. Конечно, и в дальнейшем будет сохраняться объединение граждан по политическим, экономическим и конфессиональным признакам. Инженерно-интеллектуальные объединения могут лишь дополнить и постепенно заместить существующую структуру общественных организаций. Не исключены и другие объединения: в области науки, образования, культуры и т.д.
 

1. Падение технологической культуры
из-за отсутствия профессиональной
инженерной среды


Люди гибнут за метан.

Обвалы, взрывы, оползни стали для горняков обычным делом, чем-то вроде обязательной дани профессии. Тем не менее избежать аварий и катастроф можно, если восстановить дисциплину труда и технологическую культуру. Наблюдения за динамикой развития человечества свидетельствуют о неустойчивости технологического прогресса, его зависимости от качества образования, уязвимости от бытующих в обществе приоритетов (чаще всего неразумных). К тому же, когда реальная власть находится в руках невежественных чиновников, безответственных коммерсантов и темных политиков, создаются дополнительные преграды модернизации в виде воровства, желания ничего не менять и других мотивов противостояния.
Противостоять сплоченным рядам чиновников, олигархов, корыстных политиков могли бы организованные сообщества инженеров (конечно же, не любых, а квалифицированных), которые видят окружающую жизнь во всем ее многообразии, умеющих планировать не только рационально, но и дальновидно на достаточно длительный период времени, превышающий собственное физическое существование. Мне не раз приходилось встречать таких образованных и мыслящих инженеров, в частности горных инженеров, но никогда не видел их действующими совместно. В одиночку же они бессильны.
Вызовы и угрозы, обусловленные технологическим бескультурьем и безалаберностью, обязывают элиту российского общества действовать, не дожидаясь крупных катастроф. Возможно, создание Корпуса горных инженеров покажется консерваторам слишком радикальной и дорогостоящей идеей, но это куда дешевле и проще восстановления обрушенных предприятий и оплакивания жертв катастроф. Вообще, исправлять допущенные ошибки менее эффективно, чем предусмотрительно готовиться к их предупреждению.
Желая «подешевле» решить задачи повышения технологической культуры и производственной дисциплины, владельцы горных предприятий принимают на работу известных ученых, которые должны разрабатывать безаварийные технологии, внедрять современную технику и т.д. К сожалению, сложные задачи просто не решаются. Даже самый известный академик может оказаться несостоятельным практиком, малополезным для решения технологических задач. К тому же разумный специалист вряд ли возьмет на себя ответственность за жизнь горнорабочих, находящихся в шахте или карьере.
Таким образом, не существует других решений технологических задач кроме создания профессиональной среды, основанной на знаниях, опыте, ответственности. Формы организации могут быть разными: экспертные советы, комиссии по направлениям, дискуссионные клубы, инженерные семинары, конференции широкой и узкой направленности. Представляемая здесь организация Корпуса горных инженеров, возможно, окажется более эффективной и перспективной.
 

2. Уровень образованности
и культуры горных инженеров
непрерывно снижается



Формально звание горного инженера присвоено сотням тысяч граждан, но только сотые доли от этого количества отвечают профессиональным требованиям и не покидают отрасли, выполняя инженерную работу.

Еще недавно звание «горный инженер» было престижным, а специалисты этого профиля востребованы экономикой страны, их труд высоко оплачивался, да и наградами горняков не обделяли. Поэтому горных инженеров причисляли к элите российской интеллигенции. Сегодня положение радикально изменилось – знания, опыт, трудолюбие горняков оцениваются предельно низко. Звание «инженер» заменяется аморфными «бакалавр», «магистр», «специалист», нарушая тем самым отечественные традиции структурных построений рядов технической интеллигенции.
Послевоенное увлечение высшим техническим образованием сослужило нашей стране плохую службу. Призвание к инженерной деятельности имеют очень немногие, особенно к специальности горного инженера, геолога, нефтяника. Да их много и не требуется. А при плановой системе необходимо было ежегодное наращивание приема в горные, геологические, политехнические вузы. В конце концов дипломы горных инженеров получили тысячи секретарш, торговых работников, кадровиков, чертежников, которые и не собирались работать по специальности. Да и многие горные инженеры, выполняющие простые технические функции, называться инженерами могут только условно.
Включение российских вузов в Болонский процесс еще более усложнило ситуацию. Теперь бакалавры и магистры вряд ли ассоциируют себя с теми горными инженерами, которые выбрали не очень простое жизненное поприще, набираясь производственного опыта вдалеке от столичных удобств и высоких доходов. Может быть, стоит подумать о том, чтобы звание горного инженера присваивалось после бакалавриата и магистратуры, только тем, кто получил практические знания на производстве (3 года) и затем обобщил их в Университете Корпуса, подтвердив высокую квалификацию инженера. Неплохо бы приравнять звание горного инженера к ликвидируемому званию кандидата наук, и это было бы справедливо.
Если горное образование и дальше будет оставаться независимым от специалистов горных предприятий и коммерческих фирм, качество обучения будет непрерывно снижаться, несмотря на заверения, статистику и бодрые рапорты министерских чиновников. Выход видится в создании независимой самоорганизующейся системы комплексного горного образования (университеты, техникумы, колледжи) под надзором самых авторитетных горняков и преподавателей горных университетов. Вернуть предыдущее качество горного образования быстро невозможно, тем не менее, откладывать реформы нельзя, будет утеряна связь времен.
 

3. Авторитет звания горного инженера

Сегодня горное дело – основа экономики России, и поэтому восстановление былого престижа специальности является государственной необходимостью.

Еще недавно звание горного инженера обещало обладателям дипломов материальное процветание и высокий авторитет в обществе. Сегодня наиболее активные и дееспособные инженеры меняют свою профессию на банкирскую, торговую, артистическую. Многие переезжают в другие страны, где и находят работу по специальности. Что же, люди как люди, они ищут работу интереснее, прибыльней, престижнее, чище и легче. Но дело не только в материальных мотивах.

В СССР интересы горняков защищали государственные структуры, которые не только заботились о материальных нуждах работников, но и опекали науку, образование, инженерные структуры, заботились о стратегических и социальных направлениях деятельности. Такой патронат был, с одной стороны, полезен, а с другой - демобилизовывал горно-инженерное сообщество. В результате инженеры разучились умело отстаивать свои профессиональные интересы, к тому же горные предприятия оказались разделенными между частными владельцами, а учебные и научные заведения вынуждены работать в автономном режиме без необходимости материальной и методической поддержки ведущих специалистов отрасли.

Вернуть званию горного инженера былой престиж необходимо хотя бы для того, чтобы обеспечить качественный набор в специальные учебные заведения, убрать тормоз с развития отрасли, стабилизировать и обезопасить производство. В рамках деятельности лучшего горного университета можно провести эксперимент: объединить обучение в аспирантуре и подготовку «штучных» (особо квалифицированных) горных инженеров. Эти лучшие инженерные кадры могли бы стать ядром Корпуса горных инженеров. Чтобы престиж горного инженера не размывался слабоподготовленными выпускниками некоторых вузов, придется поставить барьер на пути эрзац-специалистов, не имеющих необходимых знаний и практических навыков. Вузовские дипломы не равнозначны, поэтому нужны какие-либо прозрачные процедуры аттестации: оценка рабочих качеств, рекомендации специалистов, «экзамен на чин», послевузовское обучение.

Еще один аргумент в пользу создания Корпуса горных инженеров заключается в том, что сообщество горных инженеров является национальным достоянием России, его необходимо ценить и оберегать от бюрократов, коррупционеров, малообразованных политиков и администраторов. Лучше всего с этой задачей справится профессиональное сообщество технических специалистов.

Горный инженер, имеющий авторитет в обществе, сможет стать проводником распространения новых знаний и технологий, передовой культуры и качественного образования. Такая деятельность необходима в среде работников горных предприятий и в тех поселениях, где ГОКи, шахты и обогатительные фабрики являются основой территориальных общностей. Разбросанный по тысячам предприятий инженерный потенциал России не в состоянии обеспечить необходимый рост образования и квалификации для восстановления былого авторитета сословия технической интеллигенции. Вследствие разобщенности и отсутствия консолидации инженер может стать только объектом эксплуатации, и это серьезно вредит экономике страны.
 

4. Корпус горных инженеров
глобальная и эффективная модель
отраслевого сотрудничества


Корпус горных инженеров – проект национального масштаба. Горное производство страны уже столетие как-то существует в меняющихся политических системах и приспосабливается к ним. Горняки кормят страну, не проявляя масштабных инициатив, если не считать таковыми стахановское движение, стучание касками перед Белым домом и другие маловразумительные действия. Может, пора прислушаться к голосу горных инженеров?
Социально-экономическая система, состоящая из многих блоков и объединенная в проекте «Корпус горных инженеров», имеет глубокие корни и традиции в советско-российской истории. Здесь учтен опыт работы министерств, ведомств, планирующих и контролирующих органов, вузов, НИИ, инфраструктуры. И хотя многое из разрушенного возродить уже невозможно, функциональные модели управления и координации полезно изучить на предмет модернизации и использования в демократическом обществе. Замечу, что такой продуманной и укоренившейся системы глобального управления большими коллективами, как в горных отраслях, у нас нет и не было.
Предлагаемые здесь идеи могут послужить началом гласного обсуждения проблем разобщенности деятельности основных предприятий тяжелой промышленности в условиях падения технологической культуры, недостаточного влияния инженеров на экономические процессы, участившихся случаев техногенных аварий и катастроф. Владельцы предприятий, озабоченные недостаточно эффективной экономической политикой, зачастую не видят связи своих проблем с разобщенностью в отрасли, недостаточным вниманием к образованию, науке, социальным задачам.
Мировые тенденции развития социально-экономи-ческих систем свидетельствуют о высокой эффективности глобализации. Похоже, в современной экономике альтернатив глобализации не существует. В то же время глобализация не должна переходить в монопольное владение предприятиями одного направления, чтобы потребитель не был задавлен волей монополиста. Поэтому интеллектуальная надстройка не может диктовать собственникам экономико-производственные решения, но вполне может осуществлять поиск компромиссных решений. Здесь глобализация больше похожа на работу добровольных ассоциаций, но с чертами сильной инфраструктурной системы и государственной поддержки. При этом типовые схемы франчайзинга или концернов вряд ли осуществимы в ближайшем будущем.
Учитывая, что у глобализации промышленной экономики, скорее всего, нет альтернативы, дискуссия может вестись разве что о путях, которыми горные отрасли могли бы идти к глобализации. Мировая тенденция достижения процветания горных компаний через привлечение к их финансированию международных корпораций может иметь в России негативные последствия из-за несовпадения интересов зарубежных инвесторов и российского общества. Дело в том, что россиянам не так важна прибыль от бизнеса, как долгосрочная устойчивая работа горной промышленности, постепенная диверсификация предприятий, сохранение рабочих мест, комфортные условия труда.
Поддерживая мнение о высокой значимости глобализации для горного дела России, позволю себе предложить новую модель объединения на основе принципов деятельности Корпуса горных инженеров.
 

5. Глобальная система взаимопроникновения
горного  образования, горных наук
и горного производства – основная
идея построения Корпуса горных инженеров


Объединение производственного опыта и интеллекта университетской профессуры благоприятно скажется на гибкости и эффективности отраслевой экономики, возможностях решения технологических и социальных задач.

Вообще говоря, в горном деле конвергенция (сближение, взаимопроникновение) всегда была приоритетным направлением деятельности; возможно, такое явление наблюдается еще только в медицине. Дети шахтеров обучались преимущественно в горных вузах, ученые-горняки имели стаж практической работы, рядовые инженеры публиковали статьи и книги, защищали диссертации. Тем логичнее начинать глобальные процессы конвергенции именно в горных отраслях народного хозяйства. При этом можно ожидать не только повышения эффективности экономического роста, но и принципиально новых результатов в установлении стабильности бизнеса, предсказуемости результатов реформ, привлечении к ним наиболее квалифицированных инженеров. Следует ожидать и неплохих практических результатов в деле сближения науки, образования и потребностей горной промышленности.
Именно глобализация горного дела в России и создание Корпуса горных инженеров позволят перевести конвергенцию из разряда традиций в плоскость системных взаимоотношений, надежно соединяющих общественные связи. Интуитивно специалисты понимают, что только надежная единая система «производство ¾ образование ¾ наука» способна модернизировать горное дело, укрепить технологическую культуру, снизить риски катастроф и загрязнения окружающей среды. В предлагаемом подходе особое значение придается эффекту масштаба конвергенции, в основе которого находится понимание общих задач отрасли, отказу от внутрифирменных амбиций, разумному делегированию Корпусу части полномочий, не ущемляющих их бизнес-интересов.
В Корпусе не должно быть давления крупными средних и малых предприятий. Скорее специалисты-консультанты могли бы конвергировать организации разного масштаба в единую модель взаимовыгодного сотрудничества. Кустарщина даже на уровне разрозненных предприятий должна уступить место договороспособному сотрудничеству. Впрочем, равенства среди акционеров не бывает. Хотя сотни фирм, входящих в Корпус, будут управляться независимо от центрального аппарата и объединяться только на информационно-методическом уровне.
Глобальная конвергенция, задуманная в рамках Корпуса горных инженеров, будет осуществлена и вне такого объединения, потому что это объективно обусловленный процесс, который игнорировать невозможно. Вся разница заключается в эффективности, темпах конвергенции и глубине проникновения в структуры производства ¾ образования ¾ науки ¾ социальных учреждений. Предприятия, не имеющие акций и оставшиеся за пределами Корпуса, тоже будут пользоваться результатами его деятельности в том или ином виде. Но число акционеров Корпуса будет влиять на темпы его формирования. Для пассивных участников американский проф. R. Barro ввел понятие «условная конвергенция».
Предвижу, что основными препятствиями в организации Корпуса и налаживании конвергенции будут недоверие руководителей к объединительным процессам и опасения ущемления их самостоятельности. К тому же конвергенция технически сложна для взаимодействия низкоэффективных предприятий и передовиков отрасли, слабых учебных и научных заведений с лучшими университетами. Сделать конвергенцию технологичной, конечно, можно, но это требует специального обсуждения.


6. Катализаторы глобализации
в горной промышленности



Если упустить время, когда объединение горных специалистов позволит решить назревшие отраслевые задачи, никакие катализаторы уже не помогут реформированию.

Модернизация горной промышленности – насущная потребность российской экономики, обусловленная не только отраслевыми проблемами, но и необходимостью реформирования всего народного хозяйства. Все слои российского общества требуют ухода от сырьевой зависимости, налаживания системы переработки полезных ископаемых и дальнейшего развития высокотехнологичных производств. Тем не менее, при существующей раздробленности предприятий, университетов, исследовательских организаций реформы практически невозможны. У всех предполагаемых участников процесса имеются разные мотивы, ограничены средства на модернизацию, отсутствует опыт. И только объединение усилий сотен предприятий, университетов и отдельных инженеров способно дать начальный импульс реформированию.
Отсутствие органа, формирующего стратегию развития горно-промышленного комплекса, привело к ряду тупиковых ситуаций, хаотичному приобретению зарубежных активов, неоправданному риску. Не представляя общих тенденций российской и мировой экономик, сложно прогнозировать успех на отдельных направлениях. Азартные биржевые игроки интуитивно ставят немалые средства на скупку активов приглянувшихся им предприятий и часто оказываются в проигрыше. Но ведь инвестиции в горную промышленность – это не игра в рулетку, здесь риск неуместен.
Было бы заблуждением считать, что создание Корпуса мгновенно решит задачу выбора направлений развития отрасли, убережет от ошибок инвестирования, повысит качество специального образования. Конечно, эффект реформ будет и на первом этапе работы, но ожидать моментальных результатов не стоит. Перестройка отраслевого взаимодействия – длительный процесс создания новых структур, преодоления недоверия промышленников к ним, наполнения этих структур думающими специалистами, притирки специалистов друг к другу и т.д. Эти процессы трудны и мучительны.
Главным катализатором объединения усилий горных предприятий и создания Корпуса является падение эффективности работы отрасли в условиях экономического кризиса и необходимость ее модернизации для восстановления доходности до уровня дореформенного функционирования. Вернуться в прошлое почти невозможно. Вторым катализатором может быть начинающийся диалог между государственными структурами и предприятиями, работающими в сфере сырьевого бизнеса. Похоже, всем становится понятна безнадежность ориентации на простейшие технологии. Третьим катализатором следует признать резкое падение технологической культуры горного производства, участившиеся случаи производственного травматизма. Следовательно, придется укреплять горное образование, не допускать утечки квалифицированных кадров из отрасли.
 

7. Стабилизация экономической
жизни монопоселений


Горно-промышленное производство возникает, как правило, вдали от традиционных видов населенных пунктов и полностью ориентировано на монопроизводство. Конъюнктура минерально-сырьевого бизнеса может быть благоприятной и весьма успешной, но коммерческая динамика трудно предсказуема. Бывает, что спрос на добываемые минералы уменьшается, горно-геологические условия ухудшаются, снижая рентабельность до минимума, мировые цены падают, месторождения истощаются. Сейчас это грозит катастрофой для населения нескольких монопоселений.
Можно ли избежать сценария ликвидации горного предприятия без организации на старом месте нового бизнеса? Для частного капитала маловероятно. Ведь дополнительные расходы на организацию нового производства могут оказаться для инвестора неподъемными. Но даже наличие средств для диверсификации не снимает проблему снижения прибыли, и на это акционеры вряд ли пойдут. К тому же предвидеть возможное сокращение добычи не очень просто: экономический мониторинг у нас не развит. Проще предприятие закрыть, людей переселить, а поселе-ние бросить. Может, положение безвыходное? Не думаю.
В глобальной системе, которая объединяет все структуры, относящиеся к горной промышленности, можно создать собственную страховую компанию, систему экономического наблюдения за отработкой месторождений полезных ископаемых, наращивать потенциал альтернативной экономической деятельности в связи с истощением месторождения или затуханием добычи по другим причинам. Здесь речь идет об экономической деятельности Корпуса горных инженеров, одна из целей которого заключается в постепенном переходе добывающей промышленности к высокотехнологичному производству, сокращению численности работников горных предприятий и фактическому росту производительности труда. Страховая компания и структуры Корпуса могут заранее предсказать возможный ход завершения производственного цикла горного предприятия и начать создание нового производства, постепенно переводя работников в новые структуры.
 

8. Общие задачи горной
промышленности,
требующие объединения


Глобализационный подход к горной промышленности разумно начинать с формулировки общих проблем и задач, стоящих перед множеством предприятий минерально-сырьевого комплекса. Сегодня эти задачи решаются самими предприятиями, чиновниками сторонних ведомств, отдельными энтузиастами или вообще не решаются. В дальнейшем постараюсь изложить свое видение каждой задачи, а здесь просто перечислю их. Предлагаемый список можно рассматривать и как перечисление предприятий, по большей части коммерческих.

1.        Горное образование: начальное, среднее, высшее. Повышение квалификации.

2.        Система обмена информацией (технической, деловой, кадровой и др.) между предприятиями, отраслями, учебными и научными заведениями.

3.        Научно-технический центр (технопарк), имеющий самостоятельные филиалы в регионах.

4.        Биржа минерального сырья, стройматериалов, металлургических изделий. Оформление поставок, юридическое и коммерческое сопровождение. Фирмы горного аудита, отраслевые банки, эмитенты.

5.        Специальное профильное книгоиздание и редакции периодических изданий.

6.        Мониторинг динамики производства и запасов, а также организация диверсифицированного бизнеса.

7.        Курирование международных связей, политическое лоббирование интересов горных отраслей, пресс-служба, рекламное и PR агентство.

8.        Независимая система экспертиз для присвоения званий, степеней, лауреатства и других наград.

9.        Социальные службы: работа с ветеранами отрасли, с семьями погибших горняков и т.д.

10.    Биржа труда, кадровое агентство.

11.    Организация клубной работы, отдыха, контактов с творческими союзами.

12.            Патентоведческая работа.

Список направлений деятельности Корпуса может быть продолжен, но чтобы эти направления не стали прожектерством, придется сделать их рентабельными. А для этого нужны энтузиасты, способные вдохнуть в них жизнь и на свой страх и риск запустить каждый проект. Таким образом постепенно и будет создана организационная структура глобального и нового проекта Корпуса горных инженеров.

Предлагаемая стройная система координации, взаимодействия и взаимопомощи в горных отраслях способна увеличить стабильность предприятий, повысить их экономический потенциал и по ряду направлений деятельности заменить утерянные министерства, главки, концерны.
 

9. Модели объединения

Для того, чтобы вывести Россию на путь цивилизованного развития, важно для начала возродить качественное инженерное образование, создать условия для использования технических разработок в промышленности и сельском хозяйстве, поднять авторитет изобретателей хотя бы до уровня авторитета банкиров. Эта задача охватывает все стороны нашей жизни и многим кажется почти неосуществимой после столетия упадка творческой инженерной мысли. Думаю, необходимо разработать эффективную модель использования инженерного корпуса для вывода страны из нецивилизованного состояния. Верю, что грамотные и инициативные инженеры способны спасти Россию от неустроенности и бедности при участии других слоев населения. Предлагаю начать построение модели реформирования промышленности с добывающих отраслей, а программу назвать «Формирование Корпуса горных инженеров».

В предлагаемом варианте возможны две модели создания структур Корпуса горных инженеров: централизованная пирамида или региональные отделения, которые далее находят возможность объединения с выходом на общероссийский уровень. Вторая модель трудноосуществима из-за недостатка или отсутствия методических разработок, опыта и квалифицированных кадров. Впрочем, горные инженеры могут увлечься идеей объединения и сформировать на местах общественную организацию, хотя бы частично выполняющую функции Корпуса горных инженеров.
Реальнее начинать с первой модели. В ней можно соединить усилия трех видов партнеров: ведущих университетов горного профиля, горных предприятий – акционеров Корпуса горных инженеров и территориальных администраций, где расположены горные предприятия. Возможно участие федеральных органов, предпринимателей из сферы инфраструктурной поддержки горного бизнеса, банков и зарубежных акционеров.
В модели централизованной пирамиды сначала придется сформировать ядро, которое обеспечит идеологическую целевую программу, ее методическое обеспечение, подготовит профессиональное сообщество к эмиссии ценных бумаг, обеспечивающих начальный этап финансирования деятельности, и наметит очередность выполнения практических работ. Вторая модель, если кто-либо возьмется за ее осуществление, будет развиваться, скорее всего, стихийно.
В предлагаемой постановке организации Корпуса горных инженеров соединены вопросы образования, производства, науки, социальные задачи, кадровые, аттестационные. Поэтому к участию в формировании Корпуса, кроме университетов, собственников горных предприятий, действующих инженеров, региональных руководителей, можно пригласить представителей Пенсионного фонда, медицинского страхования, строительного и инфраструктурного бизнеса. Таким образом, проект совмещает важнейшие направления жизнеобеспечения горных отраслей народного хозяйства.
Симбиоз университетов, горно-промышленных предприятий и территориальных общностей предусматривает различные масштабы взаимодействия. Это связано с новой, не проверенной практикой задачей глобализации отраслевых и региональных связей, и требует особой осторожности при создании структурных звеньев из-за высоких затрат и неизвестной рентабельности.
 

10. Будет ли польза от
Корпуса горных инженеров?


Горняки создали много общественных организаций, которые если и оказывают влияние на производство, то в локальном масштабе. Впрочем, если быть откровенными, то они незаметны ни в области технологической культуры, ни в образовании, ни в исследованиях, ни в социальных вопросах. Вся профессиональная деятельность в области горной инженерии выполняется отдельными энтузиастами и плохо корреспондирует с работой других специалистов. Да и желающих изменить жизнь горных отраслей становится с каждым годом меньше. Чтобы упрощенная коммерция не развалила горное дело на мелкие части (фирмы и предприятия), попытаемся учесть положительный и отрицательный опыт организации горного дела в СССР и РФ и предложить новую модель подготовки и использования специалистов. Рассмотрим идеи, которые планируется заложить в Корпус горных инженеров.
1. Включить в работу по модернизации горных отраслей наиболее способных инженеров и ученых, используя для координации их работы структуры Корпуса горных инженеров. Создать лаборатории для постепенного перехода к высоким технологиям.
2. Организовать специализированный учебный центр, включающий независимый университет, систему пожизненного горного образования, техникумы, колледжи, спецкурсы вплоть до дошкольного образования (горный Кембридж). Наладить подготовку «штучных инженеров» по всем направлениям горного дела и смежных наук.
3. Наладить профессиональную и социальную защиту специалистов, начиная с поступления в учебное заведение и до ухода из жизни. Сюда входят помощь в трудоустройстве, решение материальных проблем, медицинская и юридическая помощь и многие другие вопросы.
4. Организовать помощь специалистам, для того чтобы они сумели максимально использовать свой КПД на всех этапах трудоспособного возраста.
5. Являясь существенным элементом экономической системы России, горные специалисты не выделяются в общественной жизни страны. При объединении в Корпус у них появится возможность заявить о своих профессиональных интересах, создать культурно-образовательную среду, добиться внимания общества к отраслевым проблемам.
6. Защитить горных инженеров от влияния плохо образованных руководителей, от деградации и невежества. Изолировать специалистов и членов их семей от ассимиляции в общественной среде примитивного мышления, несовместимого с высокими интеллектом и культурой горного инженера.
7. Отработать модель организации деятельности и жизни технической интеллигенции для воплощения ее в отраслях народного хозяйства.
 

11. Построение структур Корпуса
разумно начинать с университета,
технопарка и бизнес-инкубатора


Модернизация горного дела заденет интересы миллионов граждан, и не только тех, кто работает в горных отраслях. Это не политическая революция, здесь лозунгами и красивыми речами не отделаться. И если модернизация не встречает сопротивления, то это потому, что в реальной жизни ничего не происходит, а планы реформирования туманны и расплывчаты.

А теперь остановимся на практических задачах формирования Корпуса горных инженеров. Не вижу другого варианта, как начать дело с организации крупного комплекса, включающего в себя Горный университет, научно-инженерный технопарк и фирмы инфраструктурного обеспечения проекта. Этот комплекс выгоднее строить в виде компактного образовательно-инженерного и жилого поселения с замкнутым циклом жизнеобеспечения. Что-то вроде Кембриджа или Оксфорда.
Попробую обосновать очередность осуществления проекта. Основной сложностью его выполнения будет кадровое обеспечение. Действительно, специалистов, способных продумать стратегию модернизации горного дела, переосмыслить устоявшиеся взгляды, разработать программу реформ и дать импульс к их началу, немного, и большая часть их уже работает в университетах, НИИ, других учреждениях интеллектуальной направленности. Во-вторых, те, кто способен к инициативной работе в Корпусе, должны быть еще и мобильными, и адаптируемыми к задачам реформ. Такие качества формируются, как правило, в процессе обучения, защиты диссертаций, инженерного творчества.
В-третьих, университет и технопарк не очень сложно заполнить осмысленной учебной, инженерной и научной работой в соответствии с наработанным опытом и намеченной специалистами программой, которая будет разработана в первую очередь. В-четвертых, интеллектуалы горных учреждений уже готовы к модернизации и реформированию. О необходимости реформ специалисты говорят более двадцати лет, а дискутируют в основном о формах и содержании реформирования.
Корпус горных инженеров должен влиять на производственную политику, модернизацию технологий, стабилизацию экономики, охрану окружающей среды, поэтому нужно создавать территориальные структуры и представительства на предприятиях. Необходим центральный штаб, координирующий деятельность этой сети и выражающий интересы основной части горного сообщества. Он мог бы состоять из университета, технопарка, бизнес-инкубатора (бизнес-школы) и необходимой инфраструктуры (издательство, связь, фирмы для организации международного сотрудничества, библиотека, предприятия жизнеобеспечения и т.п.). Традиционные структуры «штаба» Корпуса позволят быстро наполнить его содержанием, оборудованием, кадрами, методическими наработками, а в дальнейшем повторить опыт в регионах.
Освободившись от пропагандистской риторики, придется признать, что в сегодняшней России спрос на инновации практически отсутствует. Призывы руководителей государства встречают молчаливое равнодушие простых граждан и вельможных чиновников. Но это будет продолжаться до возникновения серьезных кризисных проблем в экономике, безопасности ведения горных работ, ухудшения экологической обстановки. Готовиться к кризисным явлениям надо заранее. Поэтому важнейшей задачей Университета Корпуса будет создание интереса к практическим задачам инновационных процессов в области технологий, менеджмента, социальных процессов, рентабельного бизнеса. При этом немаловажное значение для успеха проекта будет играть международное уважение, даже почтение к слову «университет». Цивилизованные страны ценят в университетской науке и образовании не столько ремесленничество, сколько фундаментальный подход к проблемам. И горное дело не должно быть исключением.
 

12. Сохранить и приумножить
традиции высшего
горного образования



Высшее горное образование имеет в России многовековые традиции, основанные на высокой культуре, фундаментальных знаниях, связях с производством. Каждое из этих достижений основывалось на отработанных моделях и механизмах их реализации. Горный профессор был непререкаемым авторитетом в отрасли. Куда это делось?
Три российских университета сохранили в своих названиях слово «горный», еще более 30 политехнических университетов имеют горные факультеты, существуют еще десятки филиалов. И это не считая вузов горного профиля стран СНГ. Здесь трудится большая армия квалифицированных преподавателей, деятельность которых методически направляется и координируется Учебно-методическим объединением по высшему горному образованию. Все учебные заведения горного профиля являются государственными и работают с соблюдением общих регламентов. С одной стороны, таким образом обеспечивается соблюдение стандартов образования, сохранение советских традиций, единых требований к студентам. Но, с другой стороны, бюджетное финансирование сковывает инициативу, ограничивает финансирование учебного процесса, не позволяет привлекать к чтению лекций ведущих ученых.
Противоречия удастся разрешить, если в рамках проекта Корпуса в его структуре предусмотреть создание независимого горного университета, действующего на принципах корпоративной самоорганизации. Уверен, что в случае акционирования проекта независимого горного университета его акции окажутся ликвидными: их будут приобретать не только российские горные предприятия, но и многие зарубежные фирмы. Предварительно свою заинтересованность ряд фирм уже подтвердили.
Независимый горный университет может стать системообразующим центром Корпуса горных инженеров, привлекая к работе самых квалифицированных специалистов отрасли, передовых педагогов и инженеров многих направлений, обеспечивая хорошую инфраструктуру. Здесь можно проводить тщательно продуманные и назревшие эксперименты, которые в государственных вузах обречены на многолетние согласования и утверждения, поиски средств на их осуществление и другие бюрократические проволочки. Так или иначе реформы высшего технического образования придется проводить, и не только горнякам, чтобы не потерять мировой конкурентоспособности.
Не отрицая важности изучения студентами технологических схем, справочных истин, формул и постулатов, осмелюсь заявить, что они не являются основными для инженера. Куда важнее научить студента особому типу мышления, изобретательности ума, пониманию логики инженерного творчества, моделированию логической последовательности действий в различных ситуациях. И не всегда это надо делать в числовом виде, многие решения принимаются при анализе неформализованной информации.
В успехе деятельности Университета Корпуса не последнюю роль будут играть материальные возможности негосударственного заведения. Высокий уровень оплаты труда специалистов, оснащение лабораторий и жилых корпусов, возможность приглашения иногородних профессоров для чтения курсов лекций, укомплектование библиотек, оснащение издательств должны привлечь к работе в университете наиболее квалифицированных ученых и инженеров.
 

13. Университет и технопарк


Разделение науки, техники и образования противоестественно, и это понимают в большинстве цивилизованных стран. Связи между учебой, техническим творчеством и производством в лучших университетах мира становятся все более тесными, по мере того как стандарты образования, а также лучшие профессора и студенты приближаются к нуждам производства и начинают играть активную роль в жизни горной экономики, учитывая динамику ее развития. Да и перспективы современной организации горного дела и возможности новых технологий им небезразличны. Вовлечение ученых, педагогов, инженеров и горных менеджеров в общую работу на благо общества, гармоничного развития экономики и экологии дает отличные результаты в тех странах, где это уже осуществлено. Здесь надо признать, что в России такое объединение в горном деле пока не получается, университеты и технопарки раздельно существуют в области высоких технологий, естественных, а иногда и гуманитарных наук.
Раздельное существование вузов, НИИ, проектных организаций, коммерческих фирм и их инфраструктуры исчерпало себя и противоречит потребностям активного развития горного дела, да и всей национальной экономики. Корпусу требуются научно-инженерные организации нового типа, непосредственно обслуживающие горную промышленность и горное образование. Кстати, никто не покушается на их юридическую самостоятельность, инициативное поведение, добровольность  в  договорных отношениях. Более того, если отдельные и юридически независимые фирмы технопарка не смогут найти рентабельные заказы по производственно-экономико-социально значимым темам, то здесь может потребоваться помощь государственного бюджета для их выполнения. Впрочем, Корпус горных инженеров может иметь собственный фонд для этих уникальных, но нерентабельных проектов. Но такие заказы не правило, а исключение. Плодотворная деятельность технопарка и учебных заведений Корпуса будет поддерживаться системой солидных периодических изданий, научным и учебным книгоизданием, и это позволит укрепить симбиоз науки, образования, культуры, производства. Именно организованная Корпусом форма объединения позволит сохранить дееспособные остатки отраслевых НИИ, ряда угасающих учебных заведений, некоторые академические институты и их функции. Влияние мощной системы научно-учебного книгоиздания и горной периодики на деятельность и активизацию развития отраслевого интеллектуального комплекса можно проследить на результатах деятельности структур лучших учебных заведений.
Учебно-исследовательско-производственный центр, созданный в рамках Корпуса горных инженеров, не сможет эффективно развиваться без активного участия горных предприятий и горных бизнес-сообществ. Процесс концентрации усилий профессионального сообщества не будет эффективным, если не затронуть устоявшихся принципов взаимодействия промышленности с наукой и образованием. К этому надо быть готовым и экспериментировать с учетом мнения ведущих специалистов отрасли.
 

14. Подготовка «штучных»
специалистов в университете
Корпуса горных инженеров



Если бы сегодня встала задача организовать подготовку «штучных» инженеров, ее не удалось бы решить из-за отсутствия квалифицированных преподавателей. Их не только нет, но и нет желания возиться с такими специалистами.

Образ «штучного» инженера прекрасно описан в романах Жюля Верна, Гарина-Михайловского, Обручева. Начитанный, изобретательный, все умеющий, не теряющийся ни при каких обстоятельствах - такой гражданин не только украшает страну, но и ведет ее к процветанию. То, что сегодня таких специалистов у нас нет, очевидно. Или они находятся в глубоком подполье. Найти их, объединить в структурах технопарка, наладить серийную подготовку - главные задачи Университета Корпуса горных инженеров. И для этого нужен специальный образовательный проект.
Когда-то в СССР вели поиски методик для обучения изобретательству, инновациям, патентной работе. Возможно, они не утеряны и, будучи найденными, систематизированными и освоенными педагогами-новаторами, могли бы положить начало для подготовки новых кулибиных в горном деле. Скорее всего, «штучных» инженеров придется обучать индивидуально, хотя способным людям не потребуется большого внимания педагогов, они привыкли учиться самостоятельно. Много внимания наставникам придется уделять только практике изобретательской работы. Впрочем, прививать им надо главным образом навыки конструкторской, научной, проектной и технической работы.
«Штучных» инженеров придется отбирать из массы студентов после первого-второго курса из числа способных к такой деятельности и доучивать уже по индивидуальным программам. Обучение «штучных» инженеров не может осуществляться методами передачи информации на лекциях и практических занятиях, здесь требуются доверительные отношения между наставником и студентом, умение разбудить творческую мысль, заразить энтузиазмом. При этом нагрузка на каждого преподавателя возрастает и не может соответствовать государственным нормативам. К тому же не всякий профессор способен к такой деятельности.
И еще одна трудноразрешимая задача: обучать «штучных» инженеров надо в творческой инженерной атмосфере, в обстановке дискуссий и обсуждений технических и технологических новинок, без высокомерной дидактики. Творческая научная среда формируется годами, она требует проверки новых идей в промышленных условиях, понимания окружающими нестандартных подходов. Мало выдумать новую технологию, «штучный» инженер должен найти ей применение в производственных условиях, предложить схему осуществления, защитить от недоброжелателей и равнодушных. Именно этим «штучный» инженер отличается от обычного изобретателя и рационализатора. А Университет обязан разработать систему, в которой талантливый инженер не был бы одинок в своем энтузиазме.
 

15. Невежественный инженер ¾
угроза профессиональному сообществу

 

Стройная модель подготовки качественного горного инженера должна включать поэтапное обучение, стажировку, адаптацию к меняющимся производственным условиям, аттестацию. Этот механизм вряд ли можно осуществить в условиях массового бюджетного образования.

Горный инженер – изобретатель и конструктор новой техники и современных технологий – сегодня мало востребован. Хотя проектировать разработку новых месторождений необходимо, желательно используя современную технику и передовые технологии. Пока же новое приживается медленно. В идеале горный инженер-технолог на производстве обязан контролировать уровень технологической культуры, безопасность ведения работ, рациональность организации процессов, не допускать снижения качества. К тому же эксплуатация сложной техники требует профессиональных знаний и навыков. Сегодня такие инженеры готовятся не вузами, а самими предприятиями.
Жалобы руководителей предприятий свидетельствуют о том, что большинство выпускников вузов к такой работе в принципе не готовы. Непригодный к практической работе инженер пока не представляет угрозы производству и людям только потому, что его не допускают к самостоятельной работе без тщательной проверки и дообучения. Известно, что выпускников некоторых вузов, заочников и скороспелых эрзац-инженеров разумные руководители вообще на работу не принимают, даже на рабочие места.
Для того чтобы промышленность серьезно относилась к диплому горного инженера, имеет смысл ликвидировать заочное горное образование, многие виды вечернего и укороченного образования. Авторитет горного инженера и безопасность шахтеров дороже сиюминутных коммерческих интересов.
 

16. Доуниверситетское образование

 
Модернизация горного образования не может ограничиваться университетами. Если ждать, что в горные вузы придут выпускники школ, то на входе можно получить наиболее слабых абитуриентов. Потому что к 16–17 годам самые лучшие ученики будут разобраны медицинскими, юридическими, экономическими и другими модными вузами. А ведь хороший горный инженер должен иметь талант, не меньший, чем врач или программист. Даже в шахтерских городах и поселках способные дети выбирают не горные специальности.
Что же делать? Во-первых, стоит признать наличие проблемы и невозможность ее решения традиционными методами. Во-вторых, придется смириться с необходимостью увеличения расходов на довузовское образование и придумать схему его реформирования не только в части его профилизации, но и по гуманитарным и естественным направлениям. Это не значит, что потребуется урезать непрофильные дисциплины – горный инженер должен быть образованным и культурным интеллигентным человеком. Просто следует признать, что образование горного инженера, не простого, а «штучного», должно начинаться задолго до поступления в университет.
Здесь речь не идет о ликвидации или полной перестройке горных техникумов, колледжей, училищ, УКК и других учебных заведений. Для повышения эффективности образования имеет значение взаимоувязка учебных программ, единая методическая и дидактическая концепция, общая логика преподавания. Это крупная система профессионально-образовательных учреждений, и она должна работать, ожидая постепенных реформ. Но в дополнение к ним полезно открыть интернат при Корпусе горных инженеров для одаренных в технической сфере детей горняков, где будут обучать будущих инженеров по усложненным программам. Думаю, что иного выхода нет: упустив талантливых школьников, можно лишиться лучших кадров конструкторов, технологов, проектировщиков. Сегодня не только в России идет охота на талантливую молодежь. И горняки не должны отставать.
Пытливый ум юных технических талантов придется держать в постоянном напряжении, подкидывать производственные задачи, моделировать игровые ситуации на производстве, вести внеурочные беседы о проблемах горного дела. Кроме того, учащиеся должны посещать шахты, карьеры, заводы, обогатительные фабрики, лаборатории. Иначе им будет неоткуда взять исходную информацию для работы мозга. А еще будут нужны квалифицированные, думающие педагоги и технические наставники, а их не очень много. Но вникать в производство можно только под чутким руководством специалистов. Создание такого горного интерната преследует две цели: раннюю ориентацию талантливых детей на работу в горных отраслях и выработку у них нестандартных взглядов на производственные проблемы.
В конце концов модернизация доуниверситетского образования не только поможет горным предприятиям решить кадровые проблемы, но и станет серьезным государственным бизнесом и локомотивом давно назревших реформ в организации качественного среднего образования.
 

17. Влияние государства
на систему образования
Корпуса горных инженеров

 

Не вызывает сомнения, что государство не допустит бесконтрольного развития учебных заведений такого масштаба, как их сеть в Корпусе. Надеюсь, что руководители государства после ряда катастроф и технических неудач тоже обеспокоены проблемами качества подготовки инженеров. Предлагаемый проект можно рассматривать как совместную с государством и общественностью отработку общей модели модернизации инженерного образования в России. Государство должно быть заинтересовано в том, чтобы российский инженер был лучше зарубежных специалистов подготовлен к практической работе, понимал неоднозначность социальных явлений, владел политической культурой. Это не противоречит интересам горного сообщества и соответствует профессиональной этике горного инженера.
Несомненно, в учебных заведениях Корпуса будут работать методический, наблюдательный и попечительский советы. Не считая контролирующей деятельности  акционеров.  В  этих  советах должны быть представители государства, которые смогут контролировать принципиальные решения, но будут лишены возможности протекционизма, бюрократизации процедур, других коррупционных действий. Вся деятельность управленческих структур должна быть лишена таинственности, решения будут публиковаться в электронном и бумажном виде. Если государство заинтересовано в качественном инженерном образовании, то в Корпусе горных инженеров оно найдет надежного союзника.
Отмечу, что интересы общества и государственного чиновника - вещи разные. А уж промышленность имеет собственные интересы, далекие от бюрократии. Тем не менее, важнее учитывать мнение работодателя, чем госнадзирателя, хотя последний может утверждать, что он - государев человек и запугивать университеты страшными последствиями несоблюдения стандартов, регламентов и инструкций. Вообще необходимость согласования действий учебных заведений с чиновниками госучреждений чревата потерей времени, торможением любого полезного действия и процветанием разных прохвостов, представляющихся специалистами по согласованиям.
Поэтому на этапе организации учебных заведений Корпуса придется оценить возможный уровень вмешательства госчиновников в учебный процесс и минимизировать вредные последствия этого вмешательства. Впрочем, вмешательство может быть полезным для балансировки влияния крупного капитала, горного и экологического развития и общества. Поэтому при решении практических задач отказываться от сотрудничества с государством неразумно.
 

18. Международное образование
в области горного дела



Несмотря на множество проблем в области российского горного образования, у нас готовы учиться многие зарубежные горные инженеры, ученые, профессора. Пока еще в России работают наиболее уважаемые профессора по большинству направлений горного дела. У нас и сейчас обучаются студенты из многих государств, но все они приехали из стран третьего мира. Что же мешает расширить круг обучаемых? И как это сделать в рамках учебных заведений Корпуса горных инженеров?
Российское горное образование не балует разнообразием: или 5–6 лет учебы по не очень понятным американцам и немцам программам, или ИПК с не очень качественной системой обучения. Разработка индивидуальных программ с разными сроками и содержанием обучения может быть организована, но на уровне подвига. Вторая проблема – обучение на английском языке. Свободно владеющих языком мало, а их подготовка поставлена пока слабо. В свое время мы столкнулись с тем, что многие преподаватели английского сами плохо его знают.
Третья проблема – обеспечение безопасности в общежитиях и на транспорте. Когда приезжают в Москву командированные из США, ФРГ, Англии и многих других стран, принимающая сторона вынуждена выделять сопровождающих, не оставляя иностранцев одних ни на минуту. Четвертая проблема – организация комфортного проживания и качественного питания. И последнее – программа обучения должна включать в себя поездки в музеи, театры, другие заведения. Все это дополнительные расходы, которые сложно предусмотреть в рамках типовых смет, да и найти энтузиастов-сопровождающих сегодня не очень просто.
Эти проблемы могут быть решены в рамках учебных заведений Корпуса горных инженеров, а обучение иностранцев по индивидуальным программам – стать высокодоходным бизнесом. Не говоря уже об укреплении престижа нашей страны в мире, росте числа контактов и других дивидендах.
 

19. Неуч обучает неуча


Преподаватели высшей школы уже два десятилетия бьют тревогу: престиж технического образования ежегодно падает, да и среди преподавателей инженерных вузов все меньше профессионалов. Скромная зарплата педагогов и неумолимое время создают кадровые проблемы, особенно во вновь образованных коммерческих вузах. Если этот процесс не остановить, то поступать в инженерные вузы будут наиболее слабые абитуриенты, а преподавать им станут далекие от профессионализма эрзац-инженеры. Будем мы закрывать глаза на эту проблему или говорить открыто, не имеет значения: искать выход из складывающейся тенденции необходимо. Если ничего не делать, эпатажный заголовок может стать явью.
Изменить ситуацию в учебных заведениях Корпуса поможет международный опыт заключения контрактов с преподавателями и вспомогательным персоналом, установление высоких норм оплаты труда, привлечение профессионалов на работу с предоставлением им жилья на время контракта и другие проверенные практикой разных стран меры. С привлечением способных к инженерной и управленческой деятельности абитуриентов, скорее всего, серьезных проблем не возникнет: особые условия обучения и квалифицированный состав профессоров притягательны для молодежи.





Вопрос. Может ли публикация даже самых разумных предложений изменить жизнь горного сообщества?

Ответ. Не знаю. Но изложить свои наблюдения и мысли обязан. Других возможностей у меня нет.

В. Почему Вы воскресили Корпус горных инженеров? Про него уже давно все забыли, ведь прошло 150 лет после его ликвидации.

О. Форма привлечения внимания к проблемам технических специалистов горной отрасли, экономики народного хозяйства не имеет существенного значения. Хочется заинтересовать горных инженеров историей, использовать старую символику, найти какой-либо бренд для объединения. Если интрига не удастся, найдем другой символ.

В. Инженеры только начинают приспосабливаться к рыночной конкуренции, а вы предлагаете новые реформы, не очень понятные практическим специалистам. Уместно ли это при сложившейся ситуации?

О. Я не предлагаю торопить реформы, хорошо бы начать обсуждение их по существу, да и по форме. Переход горных предприятий к рыночной конкуренции, приватизация и ликвидация отраслевых министерств разрушили старую систему координации специалистов, сделали невостребованной элиту, которой доверялось управление сложнейшими производственными, научными и образовательными процессами. Что ж, настало время формировать новую отраслевую элиту.

При этом возникает вопрос: в рамках какой организации можно собрать наиболее квалифицированные и дееспособные кадры горных специалистов? И кто будет оплачивать их работу? Ответ очевиден: при отсутствии объединяющего органа управления опираться придется на общественную организацию, которую нужно будет создавать заново. Старые кадры специалистов постепенно сходят с производственной сцены, а новую элиту пора уже готовить, опираясь на имеющийся опыт управления. Одной из важнейших функций Корпуса горных инженеров должна стать работа по выращиванию отраслевой элиты из имеющихся кадров специалистов и передача им функций ответственного управления. Эта работа должна быть постоянной. Она может быть сосредоточена в Университете Корпуса и ориентироваться на опыт Гарварда. Сегодня такого опыта в горных вузах страны нет, ведь подготовка элиты может проходить только на индивидуальной основе и весьма затратна.

В. Сегодня горняки воспринимаются обществом как потребители невозобновляемых ресурсов, в сознании которых преобладают эгоистические мотивы. Как на этом фоне рассматривать долгосрочные социальные программы Корпуса горных инженеров?

О. Действительно, добывая уголь, руду, нефть, газ, отрасли и независимые предприятия делают наши недра беднее, без надежды на восполнение потерь. Продажа минерального сырья за рубеж - мера вынужденная. Других таких же эффективных источников получения доходов у нас пока нет. А мгновенно перестроить экономику невозможно.

Горные инженеры, понимая неизбежность реформ в отрасли и будучи заинтересованными в сохранении своего лидерства в экономических процессах, должны часть своих доходов направить на новые виды деятельности, отличные от продажи сырьевых запасов. Конечно, если они не собираются проедать заработанное, не думая о будущем страны и собственных потомков.

Одна из задач Корпуса горных инженеров - расширить сферу интересов горняков с помощью хорошего образования, проведения обсуждений путей диверсификации направления деятельности. Горняки-эгоисты тоже способны на рациональное мышление, особенно в безвыходных ситуациях.

В. Это какая-то жюльверновщина. Сначала инженеры будут управлять Корпусом, а потом ты потребуешь, чтобы они управляли страной. Такое уже было в нашей истории, не буду напоминать, к чему это привело.

О. Определенные опасности технократического управления существуют, отрицать это глупо, но в предлагаемой модели такое возвышение инженеров вряд ли произойдет. Хотя ничего жуткого в подобном развитии событий не вижу. Разберемся по порядку.

Сегодня надо говорить не о технократии, а о практическом уничтожении организованного инженерного сообщества. Сохранившие верность профессии инженеры лишены влияния, приличных доходов, возможности высказывать свои мысли (лишены микрофона). Поэтому опасаться технократизации общества преждевременно.

Насколько же опасна технократизация на государственном уровне? В истории дореволюционной России такого не было, а во главе СССР инженеры хоть и были, но что это были за инженеры? Хрущев, Брежнев, Андропов, Тихонов и далее по списку получили какое-то урезанное или отвратительное вечерне-заочное образование. Назвать их инженерами вряд ли решится кто-нибудь. Поэтому говорить о технократическом управлении в СССР все-таки некорректно. Скорее управление было случайно-конъюнктурным, коррупционным, криминальным.

В остальном мире изредка инженеры приходили к власти, и это были не худшие управленцы. Но западная технократия отличается от российской тем, что у нас лучшие инженеры имеют гуманитарный запас на генетическом уровне. Чего обычно лишены западные технократы. Впрочем, чаще всего в мире авторитарных стран к власти приходят малограмотные, но активные и способные авантюристы, такие как Гитлер, Сталин, Франко, Мао, Пол Пот. Они нравятся людям, хотя и приносят им кучу проблем. Многие граждане после устроенной такими вождями резни умнеют, но не все.

Что же касается лучших российских инженеров, то в их рядах легко найти писателей, историков, юристов, экономистов, коммерсантов. Речь идет не только о последних двадцати годах, так было всегда в нашей истории. Думаю, что с управлением Корпусом горных инженеров они тоже справятся. А если набравшихся опыта управленческой работы инженеров призовут на государственную службу, они и здесь не должны обмануть наших ожиданий. Только не следует давать волю малограмотным самовыдвиженцам.

В. Корпус горных инженеров задуман для объединения профессиональных горняков. Но вы предлагаете раздробить целое на множество компаний, а это только ухудшит взаимодействие. Нет ли здесь противоречий?

О. Корпус горных инженеров - новая структурная модель взаимодействия. Возродить старые министерства, отделы Совмина, Госплана, ЦK КПСС невозможно не только как надстройку над промышленностью, но и по функциональному назначению. Предприятия не будут ни с кем делиться своими доходами, выполнять чужие команды даже под угрозой репрессий. Тот, кто ощутил вкус свободы, уже от нее не откажется.

Тем не менее, разумное сотрудничество без ущемления прав собственников, дающее определенные выгоды, которые обещают стабильность бизнеса в настоящем и будущем, а также повышение безопасности производства и общественное признание, привлекательны для всех участников горного бизнеса. Как добиться соединения независимости предприятий и осуществления единой технической политики, выполнения социальных программ, модернизации горного образования и науки? Это и является предметом начатой дискуссии, главным инструментом которой будут управленческая гибкость и поиск компромиссов.

В. Вы опубликовали несколько проектов реформирования экономических систем, но ни один из них не доведен до завершения. Может быть, это утопическое прожектерство?

О. Кое-что все-таки сделано. Работает неплохое научно-техническое издательство, выпускается ежемесячный журнал с приложениями. Но более крупные проекты пока не удалось воплотить в жизнь. Должен признаться, что серьезные и весьма затратные планы не всегда встречают сторонников среди тех, на кого они рассчитаны.

Начну с проекта создания объединения 50–60 издательств, крупного магазина по распространению малотиражной научно-технической литературы и ряда инфраструктурных фирм под общим названием «Книгоград». Этот проект заинтересовал многие вузы, НИИ, предприятия. Не только российские, но и зарубежные. Подготовлен план размещения производственного и жилого комплексов обшей площадью четыре гектара. Но экономический кризис затормозил практическую реализацию проекта. Скачки цен на недвижимость, приостановка инвестиционных действий нарушают прогнозируемость экономических процессов. Естественно, рисковать средствами акционеров мы не решились.

Вместе с тем, выставив проект «Книгоград» на широкое обсуждение, мы (инициативная группа) осуществляем зондаж возможного развития событий. Конечно, риск при этом не исключается, но сводится к минимуму. Мы внимательно следим за ходом обсуждения, критическими замечаниями, группированием научно-издательских фирм. Уже сейчас корректируем практическую часть проекта, ведем переговоры с издателями, инвесторами, банками, районными администрациями, ТПП и другими организациями.

Проект «Корпус горных инженеров» находится пока в стадии разработки и начального обсуждения. Первые отклики на опубликованные идеи встречают больше критики, чем желания принять участие в его осуществлении. С такой ситуацией мы встречались много раз и готовы к разъяснению задуманного. Сейчас еще рано говорить о результатах. Кстати, проект «Книгоград» отлично вписывается и в новую модель.

И все-таки надо признать, что успех наших начинаний зависит не только от нас, но и от уровня поддержки проектов горными инженерами, педагогами, менеджерами, государственными структурами.

В. Вы призываете к глобализации горного дела, в то время как в мире ширится движение антиглобалистов. Нет ли здесь противоречий?

О. Наша цивилизация достигла такого уровня, когда глобализация стала объективной реальностью. Она объединяет народы, их экономики, не мешая развиваться национальным культурам. В проекте придумано, как, сохраняя индивидуальное развитие человека, семьи, этноса, обеспечить их объединение и взаимопроникновение по мере необходимости без противопоставления частного и общего. Глобализация является эффективным инструментом прогресса, противодействие которому бессмысленно и безнадежно. Горным инженерам надо общаться, вырабатывать единую политику, помогать друг другу. Что же в этом плохого?

Теперь об антиглобалистах, вернее об их интересах. Тон здесь задают политики, пытающиеся завоевать доверие малообразованных граждан популистскими лозунгами. Некоторым мелким коммерсантам тоже не хочется входить в крупные объединения, чтобы не потерять самостоятельности, не допустить контроля за своей деятельностью. У антиглобалистов много утопических лозунгов, не вызывающих доверия. Здесь нашли свое место бывшие коммунисты, привыкшие единолично распоряжаться всеми активами страны. Конечно, им уже не вернуть свою глобальную власть, остается выходить на демонстрации и сжигать чучела крупных фирм. Это истерия без конструктивных идей.

Предлагаемый подход к глобализации горного дела предусматривает объединение далеко не всех функций. Инженерное мастерство сохранит индивидуальность, управление предприятиями останется независимым, организация жизни не будет даже координироваться. Мелкие же предприятия в эпоху глобализации все равно оказываются нежизнеспособными. Таким способом на практике эффективные предприятия поглощают более слабых конкурентов. В нашем же случае специалисты Корпуса могут выступить в качестве спасателей для банкротов и помочь им выйти из критической ситуации.

В. Создание главного поселка Корпуса стоит недешево, а сама затея может провалиться. Зачем рисковать миллиардами?

O. Действительно, любая инновация - дело рискованное. Хотя, неудачей скорее может оказаться срок ввода в действие каждой структуры и ожидание начала ее работы. Впрочем, лучше застраховаться при различных поворотах событий. Жилой сектор Kopпyca окажется ликвидным при любом развитии бизнеса. Если производственные, учебные и социальные объекты задержатся в освоении, то комфортное жилье вблизи Москвы будет продано или арендовано без затруднений.

Университет и другие учебные заведения горного профиля тоже можно ввести в эксплуатацию в кратчайшие сроки, потребность в них велика, желающие учиться найдутся и в России, и за рубежом. Гибкая система планирования учебного процесса застрахует от неудач какого-либо одного направления. Впрочем, застраховаться от возможных неудач можно и в специальных страховых фирмах. Еще одним гарантом успеха учебных заведений могут стать традиционные горные университеты; перевести часть учебного процесса в структуры Корпуса выгодно всем.

В. Антиглобалисты бьют тревогу: управляющие громадными предприятиями, банками, территориями не могут удержаться от злоупотреблений, назначают себе многомиллионные оклады, неслыханные по величине бонусы. Разворовывают вверенные им активы. Да и допускаемые ими ошибки обходятся дорого. Задумывались ли вы об этом?

О. Конечно, игнорировать сказанное вами нельзя. Тем не менее отменить или задержать объективный процесс глобализации невозможно. Кстати, движение антиглобалистов тоже имеет корыстный характер, оно оплачивается маргинальными политиками и коммерсантами, близкими к террористическим организациям. Погромы и поджоги - не детские шалости.

Опасность бесконтрольной глобализации волнует руководителей государств, разумных и нехищных бизнесменов, потому что она в состоянии разрушить любую экономику. Поэтому и создание такого крупного проекта, как Корпус горных инженеров невозможно без страховки от глобальной коррупции и зашиты от хищников. Думаю, в ходе обсуждения будут высказаны идеи антикоррупционной направленности. Но для начала изложу свои соображения.

Владение крупной недвижимостью, университетом, технопарком будет акционерным и ограниченным по объему приобретенных акций одним собственником. Это разумно и с практической точки зрения: ведь монополия на владение всей недвижимостью сделает ее неэффективной из-за отсутствия финансового маневра, притока свежих идей, ограниченности политической поддержки. Коллективное владение недвижимостью защищает «Корпус...» от диктаторских решений одного владельца, коррупционного давления на горное сообщество.

Сказанное ранее относится к землеотводам, зданиям и обслуживающим их предприятиям. Что же касается сотен фирм, которые будут наполнять Корпус необходимой деятельностью, то здесь проблемы оказываются более сложными. Дело в том, что множество частных фирм должны работать по скоординированной модели, поддерживать своей работой общий авторитет и коммерческую привлекательность Корпуса. Любая некомпетентность одной из фирм может отразиться на рынке акций Корпуса. Поэтому важно, не вторгаясь в экономику фирм, научиться контролировать и управлять их содержательной деятельностью: направленностью работы, качеством товаров и услуг, инновациями.

При этом можно использовать некоторые идеи франчайзинга, иметь управляющий совет по деятельности фирм, не продавать в собственность недвижимость (только аренда), иметь средства для поддержания, рентабельности нужных Корпусу инфраструктурных предприятий. Многие идеи будут высказываться на этапе практического осуществления проекта.

Негативные последствия глобализации могут быть преодолены и на федеральном уровне, и на уровне Корпуса. Часть из них закладывается в проект, часть требует времени на анализ результатов практического внедрения проекта. Для нашей страны, где менеджмент использует любые возможности для личного обогащения, опасность неразумного расходования глобальных средств велика. Поэтому, не отказываясь от идей глобализации горного дела, нужно разрабатывать меры, ограничивающие власть одного человека над общим бизнесом.

В. Зачем же разрушать стройную государственную систему подготовки горных инженеров?

О. Не разрушать, а дополнять. Государственные вузы не только продолжат свою работу, но и сами могут стать и, скорее всего, станут акционерами учебных заведений Корпуса горных инженеров. При этом появится возможность расширения традиционных технологий обучения и программ, площадки для экспериментов, индивидуального образования, других нестандартных процедур. В горных университетах накоплен большой опыт подготовки и переподготовки инженеров разных уровней, немало идей, которые требуют экспериментальной проверки, обсуждения, технологической проработки. В рамках бюджетного образования такая работа невозможна.

Государственные вузы скованы ограничениями по оплате труда, мелочной хозяйственной опекой. Пригласить на работу крупного специалиста в рамках тарифной сетки невозможно, оплачивать гостиницу на семестр не может позволить себе ни один бюджетный вуз. Все эти проблемы решаются в рамках частно-государственного университета, где рентабельность обучения достигается качеством работы, авторитетом Корпуса и материальным обеспечением учебно-лабораторно-производственной базы. Детальное описание учебного процесса, конечно же, в рамках опыта автора будет помещено в следующих заметках.

В рамках независимого от бюрократии университета можно осуществить давно назревшую реформу аттестации кадров, экспертизы проектов и специалистов, ранжирование продукции, предприятий, учебных программ и других конкурсных элементов «по Гамбургскому счету». Напомню, что такое ранжирование было предложено кем-то из известных публицистов XIX века. За основу принято состязание борцов без публики. Все дело в том, что в то время коррупция полностью загубила честную борьбу, одни за деньги поддавались противнику, другие наживали миллионы на тотализаторе. Оценить реальную силу борцов стало невозможно. Тогда сделали так: в Гамбурге при закрытых дверях и зашторенных окнах без свидетелей мировые звезды борьбы выясняли, кто чего стоит на самом деле. Точно так же «по Гамбургскому счету» независимая экспертиза сможет присуждать ученые степени и звания лауреата, оценивать квалификацию специалистов. Если это будет осуществлено и независимая экспертиза сможет работать без давления извне, посмотрим, чьи дипломы и медали будут авторитетнее.

Сотрудничество независимой системы учебных заведений и государственных университетов не исчерпывается приведенными примерами. Но взаимная выгода от совместной работы очевидна.

В. Вы серьезно верите в то, что государство можно заинтересовать проектом Корпуса горных инженеров?

О. Конечно же, нет. Чиновник, да и политик только тогда заинтересуются проектом, когда движение за повышение значимости инженеров в общественной жизни примет массовый характер. Чиновник, обремененный заочным экономическим образованием, начинает шевелиться только в
том случае, если видит за тезисами сотни тысяч граждан, и тогда ему становится страшно. Конечно, чиновника можно подкупить. Но чиновников много, а денег у нас мало.

Идею Корпуса горных инженеров следует обнародовать еще и для того, чтобы увлечь миллионы думающих людей новыми возможностями на пути к цивилизации. Сами инженеры, те, кто их учит, кто хотел бы изменить вектор общественного движения, могут принять участие в развитии социальной структуры общества, улучшении качества технического образования, поддержке изобретательства и опытных производств. Если произойдет чудо, и массовое общественное движение за определение достойного места для инженеров, изобретателей, проектировщиков и внедренцев удастся сформировать, то государственная заинтересованность автоматически возникнет и будет реализована. За успех не ручаюсь, но и сидеть сложа руки тоже не стоит.

В. А почему бы не начать формирование Корпуса горных инженеров на базе одного из существующих университетов?

О. Такая работа ведется уже много лет. Московский горный проводит ежегодную «Неделю горняка», которая объединяет ученых, инженеров, педагогов отрасли. Сотни специалистов в течение недели обсуждают актуальные вопросы модернизации предприятий, исследований и преподавания на 25 семинарах. В рамках «Недели горняка» проводятся «День горной книги», заседания УМО и т.д.

Но этого мало. Важнейшей структурой Корпуса должен стать независимый Университет и связанные с ним учебные заведения. Понятно, что руководители бюджетных университетов не согласятся потерять государственный статус, и на это авторы проекта не рассчитывают. Да и неразумно разрушать сложившуюся систему образования без гарантий успешности нового проекта. Изменить статус учебного заведения и технически непросто: система утверждения займет несколько лет, инвестиционные задачи требуют длительной и тщательной проработки, произойдет изменение состава студентов.

При обсуждении модели формирования Корпуса рассматривался и вариант реформирования одного из существующих университетов. Происходило это обсуждение в 1993-94 годах, и уже тогда возникло множество препятствий, которые сейчас стали непреодолимыми. Поэтому осуществить формирование Корпуса реальнее всего, начиная с нулевой отметки, вне территории мегаполисов, создав общими усилиями новую академическую среду, но не в рамках существующих академий.

В. Вузы в России закрываются, а вы предлагаете открыть новый университет. Где взять для него студентов?

O. Закрываются в основном слабые вузы и фиктивные филиалы, не имеющие преподавателей необходимой квалификации. В некоторых случаях закрытия объясняются слиянием вузов, присоединением более слабых к сильным. В любом случае вуз, не отвечающий стандартам качественного функционирования, обречен.

В нашем случае предполагается создать комплекс учебных заведений высокого уровня. Поскольку они не будут финансироваться из бюджета, появится возможность повысить индивидуализацию образования. Подготовка «штучного» инженера требует особого подхода, постоянного общения преподавателя со студентом, а это сократит аудиторную нагрузку на педагогов, особенно лекционную нагрузку. Желающих обучаться по наиболее востребованным специальностям у квалифицированных преподавателей вполне достаточно. Сегодня сложилась парадоксальная ситуация:
одни вузы закрываются из-за недостатка студентов, в то время как множество молодых людей не могут найти университет, где можно получить глубокие знания.

В. Сможет ли Корпус горных инженеров владеть акциями предприятий?

О. Об этом рано говорить, но, по моему мнению, так не должно быть. «Корпус горных инженеров» – скорее общественная организация, чем коммерческая, и занятия бизнесом будут отвлекать его сотрудников от основного дела. К тому же владение акциями предполагает определенные риски, умение взаимодействовать с биржами, менеджерами предприятий. Но это противоречит задуманному, потому что Корпус должен быть стабильной организацией, ведь слишком много зависит в отрасли от его деятельности, а угроза банкротства будут только создавать нервозную обстановку для управленцев.

К тому же владельцам акций учебно-научных заведений в существующих условиях не стоит претендовать на получение дивидендов, а убытки лягут тяжелым бременем на инвесторов. Лучше не рисковать. Хотя со временем администрация Корпуса могла бы участвовать и в финансовых операциях отрасли. Не исключаю и такого варианта, когда квалифицированное сообщество инженеров сможет оказывать влияние на развитие горных предприятий.

Реплика: Может, ввести звания для горных инженеров?

Комментарий: А почему бы и нет? Ведь были же звания у горных инженеров в XIX веке. Можно повторить старый опыт и называть инженеров по роду деятельности - «горный инженер-маркшейдер», «горный инженер-взрывник». Или разбить их на ранги или классы. Эта приятная для обсуждения тема может быть продолжена.

В. У вас что ни проект, то огромные деньги, а ведь их не хватает на пенсии, зарплату бюджетникам. Подешевле проектов у вас нет?

О. Я не предлагаю изымать средства из бюджета. Достаточно того, что государство заявит о поддержке проекта, а деньги будут выплачиваться акционерами – российскими и зарубежными.

Что же касается «мелких» идей и проектов, из которых, как известно, и складываются реальные успехи бизнеса, над ними придется еще поработать. К примеру, наши издательства существуют в основном благодаря им. Многие «мелкие» идеи проверены на практике, их описание опубликовано в периодической печати, книгах, они озвучены на конференциях. К сожалению, они оказались не очень интересны деятелям книжного бизнеса. Откликов было мало, боюсь, что предложения даже не прочитаны.

В. А как отнесутся к созданию Корпуса горных инженеров акционеры предприятий?

О. Если ничего не менять в системе налогообложения, то доходы акционеров могут и уменьшиться. Ведь элитный профессиональный горный инженер чувствует личную ответственность за принимаемые решения и не позволит хищнически осваивать месторождения, не заботиться о безопасности шахтеров, ради сверхприбылей губить природу и людей. Поэтому недальновидные владельцы горных компаний отдают предпочтение дилетантам, неквалифицированным инженерам, лишенным стратегического мышления.

В. Почему в проектах Корпуса горных инженеров не предусматривается строительства жилья для бедных?

О. Любая социальная программа является убыточной. Если коммерческая фирма хочет ее осуществить, финансирование можно найти только из средств прибыли. Проектом Корпуса прибыль не предусматривается, хотя в отдаленном будущем она и возможна. Только вариантов расходования прибыли уже сейчас много: развитие системы, помощь ветеранам-горнякам, строительство инфраструктуры. К тому же работающие горняки или ветераны-горняки к бедным слоям населения не относятся. Что же касается помощи вдовам горняков и их детям, то такие программы существуют.

Вернемся к строительству жилья для бедных слоев населения. С такой задачей может справиться только государство, потому что оно собирает немалые налоги. Главная цель налогообложения – помощь неимущим, пенсионерам, детям. При том, что оборона, образование, медицина и чиновничество не так беззащитны, как обездоленные люди. Дело здесь не только в жилье. Государство должно иметь программы помощи беднякам, вовлечения их в социально-экономические процессы. Перекладывать свои обязанности на неустойчивый бизнес государство не должно.

Если Вы готовы высказать свое мнение о проблемах, которым посвящена публикация, поделиться своими мыслями с автором статьи, пишите на адрес ask@giab-online.ru

вернуться назад
Карта сайта